Обобщение судебной практики по искам, вытекающим из кредитных договоров и договоров поручительства с участием физических лиц

Дата: 
21.10.2015

Обобщение судебной практики
 по искам, вытекающим из кредитных договоров
 и договоров поручительства с участием физических лиц.

В соответствии с планом работы Арбитражного суда РСО-Алания на 2 полугодие 2015 года проведено обобщение судебной практики по искам банков о взыскании задолженности по кредитным договорам, и договорам поручительства с участием физических лиц за истекший период 2014 года. За указанный период в Арбитражный суд РСО-Алания поступило 130 исков банков о взыскании задолженности по кредитным договорам, из которых по 9 делам прекращено производство по делу в связи с участием физических лиц в качестве поручителей.
Анализ статистических данных, по этой категории дел, позволяет сделать вывод о том, что стороны гражданско-правовых отношений стали все чаще прибегать к судебной защите нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов. Количество дел по рассматриваемой проблематике свидетельствует об устойчивой тенденции роста (более чем в три раза) обращений заинтересованных лиц в суды за разрешением спорных ситуаций в сфере кредитования. Значительную часть дел по кредитным спорам составляют дела по искам о взыскании задолженности с заемщиков и поручителей – физических лиц, об обращении взыскания на имущество, заложенное в обеспечение возврата кредита, о досрочном возврате кредита, заявленным кредитными организациями.
I. Подведомственность и подсудность споров, связанных с взысканием банками задолженности по кредитным договорам, и договорам поручительства с участием физических лиц.
1) Подведомственность дел, связанных с взысканием банками задолженности по кредитным договорам и договорам поручительства с участием физических лиц.
При решении вопроса о подведомственности дел, связанных с взысканием банками задолженности по кредитным договорам с граждан, судебная практика, с учетом норм процессуального права, исходит из того, что дела этой категории подведомственны судам общей юрисдикции, в том числе в случаях, когда заемщиком выступает юридическое лицо, а гражданин, привлеченный в качестве соответчика, является поручителем или залогодателем.
Часть 1 ст. 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности.
На основании ч. 2 данной статьи дело может быть рассмотрено арбитражным судом с участием гражданина, не имеющего статуса индивидуального предпринимателя в том случае, когда это предусмотрено Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации или федеральным законом. 
В соответствии с ч. 3 ст. 22 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают дела, предусмотренные частями первой и второй настоящей статьи, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом и федеральным законом к ведению арбитражных судов.
Таким образом, по общему правилу подведомственности критериями разграничения дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами являются субъектный состав и характер споров. Гражданин, не являющийся индивидуальным предпринимателем на момент обращения в арбитражный суд, может быть стороной арбитражного процесса в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами.
Специальная подведомственность дел арбитражным судам установлена статьей 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и в силу пункта 1 части 1 и части 2 данной статьи арбитражные суды рассматривают дела о несостоятельности (банкротстве) независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане.
Введение процедуры наблюдения в отношении юридического лица, являющегося должником по кредитному обязательству, обеспеченному поручительством гражданина, не изменяет подведомственности рассмотрения судом общей юрисдикции искового требования кредитора о взыскании задолженности с поручителя.
При рассмотрении дел указанной категории судам следует руководствоваться разъяснениями, содержащимися в п. 1.1 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации от 22 мая 2014 года, Определением Верховного Суда Российской Федерации от 29.11.2011г. № 43-В11-7.
3. Применение сроков исковой давности в спорах, связанных с солидарным исполнением кредитного обязательства.
При вынесении решений по заявлениям банков, требующих солидарного исполнения кредитного обязательства с заемщиков и поручителей, суды руководствовались положениями статьи 363 Гражданского кодекса РФ, об ответственности поручителя при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства, положениями статьи 367 Гражданского кодекса РФ, устанавливающей основания прекращения поручительства.
В соответствии с п. 1 ст. 363 Гражданского РФ при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно, если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя.
Поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, включая уплату процентов, возмещение судебных издержек по взысканию долга и других убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником, если иное не предусмотрено договором поручительства (п. 2 ст. 363 ГК РФ). 
Лица, совместно давшие поручительство, отвечают перед кредитором солидарно, если иное не предусмотрено договором поручительства.
Исходя из данной нормы закона и условий кредитного договора, требования банков о солидарном взыскании с заемщика и поручителей задолженности по кредитному договору судами удовлетворялись.
При наличии оснований для признания договора поручительства прекращенным, предусмотренных ст. 367 Гражданского кодекса, суды отказывали в удовлетворении исковых требований банка к поручителям, либо удовлетворяли их частично.
В силу п. 4 ст. 367 Гражданского кодекса РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.
В соответствии со статьей 190 Гражданского кодекса Российской Федерации, установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.
Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.
Установленное договором условие о действии поручительства до фактического исполнения основного договора не может считаться условием о сроке.
Согласно пункту 4 статьи 367 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда в договоре не указан срок, на который дано поручительство, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю.
Применяя положения ч. 4 ст. 367 Гражданского кодекса, судам необходимо иметь в виду, что договор, заключенный между банком и поручителем, нельзя считать прекращенным в той части, которая касается ответственности поручителя за невыполнение кредитного договора по погашению кредита до истечении одного года с момента возникновения права требования об исполнении соответствующей части обязательства (Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2009г. №46-В09-27).
5. Вопросы исполнения кредитных обязательств.
В течение 2014 года Арбитражным судом РСО-Алания рассматривались дела по искам кредитных организаций к заемщикам, поручителям о досрочном взыскании задолженности по кредитному договору.
Согласно п. 2 ст. 811 Гражданского кодекса РФ, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, займодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.
В соответствии с п. 2 ст. 819 Гражданского кодекса РФ к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные § 1 гл. 42 ГК РФ, которые регулируют отношения по договору займа.
Установив при рассмотрении дела, что условиями кредитного договора  предусмотрено возвращение кредита  по частям и заемщиком нарушен срок для возврата очередной части платежа, судами выносятся решения об удовлетворении требований банков о взыскании оставшейся суммы займа (кредита) вместе с причитающимися процентами.
Вместе с тем, суды не всегда правильно применяют положения пункта 2 ст. 811 Гражданского кодекса РФ.
6.Обращение взыскания на заложенное имущество.
В течение 2014 года судом рассматривались дела по искам кредиторов о взыскании задолженности по кредитным договорам и обращении взыскания на заложенное имущество.
По данной категории дел выносились решения, как правило, об удовлетворении исковых требований кредиторов, и редко об отказе в удовлетворении таких требований в части обращения взыскания на заложенное имущество.
При разрешении судом требований об обращении взыскания на недвижимое имущество, заложенное в обеспечение возврата долга по кредитному договору, юридически значимым обстоятельством, которое входит в предмет доказывания и подлежит исследованию судом, является выяснение вопроса о существенности допущенного должником нарушения обеспеченного залогом обязательства и установления законных оснований для  обращения взыскания на заложенное имущество.
При вынесении решений по делам данной категории, суды не всегда правильно определяют юридически значимые обстоятельства по делу.
Обращая взыскание на заложенное имущество, суд руководствовался Законом «Об ипотеке (залоге недвижимости», условиями договора купли-продажи объекта недвижимости с обременением в виде ипотеки, и сослался на то обстоятельство, что ответчики не оспаривали стоимость заложенного имущества. 
Удовлетворяя исковые требования о досрочном взыскании полной суммы кредита и обращении взыскания на заложенное имущество, суд исходил из того, что ответчиками нарушены условия кредитного договора о возврате кредита путем внесения ежемесячных платежей.
При разрешении вопроса о досрочном взыскании оставшейся суммы кредита, и об обращении взыскания на предмет залога по данному конкретному делу судом неправильно определены юридически значимые по делу обстоятельства, неверно применены нормы материального права – закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и нормы ГК РФ, регламентирующие порядок и основания обращения взыскания на заложенное имущество, не исследованы все юридически значимые обстоятельства по данному делу. 
В соответствии с п. 1 статьи 401 Гражданского кодекса РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности) кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.
Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. 
Согласно пункту 1 статьи 348 Гражданского кодекса взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.
По смыслу приведенной нормы, обращение взыскания на предмет залога возможно лишь при наличии оснований для ответственности должника по основному обязательству, то есть - по кредитному договору. Аналогичное положение содержится в п. 3 ст. 40 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», в котором указано, что по требованиям, вызванным неисполнением или ненадлежащем исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, взыскание на заложенное имущество не может быть обращено, если в соответствии с условиями этого обязательства и применимыми к нему федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации (п. 3 и 4 ст. 3 ГК РФ) должник освобождается от ответственности за такое неисполнение или ненадлежащее исполнение.
В соответствии с п. 2 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации обращение взыскания не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия: 1) сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от размера оценки предмета залога по договору о залоге; 2) период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца.
Если договором о залоге не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами, допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, то есть нарушении сроков внесения платежей более чем три раза в течение двенадцати месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна (п. 3 ст. 348 ГК РФ).
Таким образом, п. п. 2 и 3 ст. 348 Гражданского кодекса Российской Федерации, не отменяя закрепленного в п. 1 этой же статьи Гражданского кодекса Российской Федерации общего принципа обращения взыскания на предмет залога только при наступлении ответственности должника за нарушение основного обязательства, содержат уточняющие правила, позволяющие определить степень нарушения основного обязательства, необходимую для предъявления требований залогодержателя.
Поскольку залог выполняет функцию стимулирования должника к надлежащему исполнению основного обязательства, а целью договора залога не является переход права собственности на предмет залога от залогодателя к другому лицу (в том числе к залогодержателю), обращение взыскания на предмет залога допустимо не во всяком случае ответственности должника за нарушение обязательства, а лишь при допущенном им существенном нарушении.
Из приведенных норм следует, что для обращения взыскания на предмет залога необходимым условием является ответственность должника за допущенное существенное нарушение основного обязательства. Если обязательство не связано с осуществлением должником предпринимательской деятельности, то отсутствие вины должника в нарушении обязательства влечет невозможность обращения взыскания на заложенное имущество. Иное должно быть прямо предусмотрено законом или договором.
Кредитный договор заключен сторонами с целью получения денежных средств для приобретения объекта жилищного строительства, и не связан с предпринимательской деятельностью.
Поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие существенность допущенного должником нарушения обеспеченного залогом основного обязательства (кредитного договора), доказательства вины ответчиков в нарушении кредитного договора, у суда первой инстанции не имелось оснований  для удовлетворения исковых требований банка в части взыскания досрочно всей суммы кредита и обращении взыскания на заложенное имущество.
Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчик не исполнила обязанность по страхованию имущества, находящегося в залоге у кредитора, что является основанием для досрочного взыскания задолженности по кредитному договору и обращению взыскания на заложенное имущество.
При этом суд ссылается на ст. 31 Федерального закона от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» и условия кредитного договора, предусматривающие обязанность залогодателя страховать имущество, переданное в залог.
Действительно, в соответствии с вышеуказанной нормой залогодатель обязан страховать за свой счет имущество в полной стоимости от рисков утраты и повреждения.
Между тем, принимая решения, суд не учитывает того, что обращение взыскания на заложенное имущество предполагает наличие существенного нарушения обязательства.
Так, согласно ст. 35 Федерального закона от 16 июля 1998 года N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» при грубом нарушении залогодателем правил пользования заложенным имуществом (пункт 1 статьи 29), правил содержания или ремонта заложенного имущества (статья 30), обязанности принимать меры по сохранению данного имущества (статья 32), если такое нарушение создает угрозу утраты или повреждения заложенного имущества, а также при нарушении обязанностей по страхованию заложенного имущества (пункты 1 и 2 статьи31) или при необоснованном отказе залогодержателю в проверке заложенного имущества (статья 34) залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного ипотекой обязательства. Если в удовлетворении такого требования отказано, либо оно не удовлетворено в предусмотренный договором срок, залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке. 
В соответствии с п.1 ст. 348 Гражданского кодекса РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которое он отвечает.
Согласно пункту 2 данной статьи обращение взыскания на заложенное имущество не допускается, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом основного обязательства незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества.
Таким образом, из вышеуказанных норм следует, что обращение на заложенное имущество допускается в случае существенного нарушения обязательства.
Суд считает, что неисполнение обязательства по внесению очередного страхового взноса не может быть признано существенным нарушением, при котором возможно обращение взыскания на заложенное имущество.
При этом, какие-либо обстоятельства, которые бы привели к повреждению либо утрате заложенного имущества за указанный период, не наступили.
Кроме этого, в материалах дела нет сведений о том, что страховщик в установленном законом порядке уведомлял страхователя о расторжении договора в связи с неоплатой очередного взноса. 
Реализация (продажа) заложенного недвижимого имущества, на которое в соответствии со статьей 350 ГК РФ обращено взыскание, осуществляется в порядке, установленном настоящим Кодексом  и процессуальным законодательством, если законом иди соглашением между залогодержателем и залогодателем не установлено, что реализация предмета залога осуществляется в порядке, установленном абзацами вторым и третьим пункта 350.1 настоящего Кодекса (в редакции Федерального закона от 21.12.2013г. 
Имущество, заложенное по договору об ипотеке, на которое по решению суда обращено взыскание в соответствии с Федеральным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)», реализуется путем продажи с публичных торгов, за исключением случаев, предусмотренных названным Федеральным законом.
Вопросы, разрешаемые судом при рассмотрении дела об обращении взыскания на заложенное имущество, определены статьей 54 названного Федерального закона. В частности, по смыслу подпункта 4 пункта 2 данной статьи, принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем начальную продажную цену заложенного имущества при его реализации. Начальная продажная цена имущества на публичных торгах определяется на основе соглашения между залогодателем и залогодержателем, а в случае спора - самим судом. Если начальная продажная цена заложенного имущества определяется на основании отчета оценщика, она устанавливается равной восьмидесяти процентам рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика. Особенности определения начальной продажной цены заложенного имущества устанавливаются пунктом 9 статьи 77.1 настоящего Федерального закона.
На основании п. 1 ст. 50 Федерального закона от 09.11.2001г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», залогодержатель вправе обратить взыскание на имущество, заложенное по договору об ипотеке, для удовлетворения за счет этого имущества требований, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обеспеченного ипотекой обязательства, в т.ч. неуплатой или несвоевременной уплатой суммы долга полностью или в части, если договором не предусмотрено иное.
В силу ст. 56 указанного выше закона имущество, заложенное по договору об ипотеке, на которое по решению суда обращается взыскание, должно быть реализовано путем продажи с публичных торгов.
В соответствии с п. 1 статьи 350 Гражданского кодекса РФ и пп. 4 пункта 2 статьи 54 Федерального закона от 09.11.2001г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», принимая решение об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, суд должен определить и указать в нем способ реализации имущества, на которое обращается взыскание, а также начальную продажную цену заложенного имущества при его реализации, при этом, заложенное по договору об ипотеке, на которое по решению суда обращено взыскание, реализуется путем продажи с публичных торгов.
Судам следует иметь в виду, что если рыночная цена предмета залога значительно снизилась после вступления в законную силу решения суда об обращении на него взыскания, после признания торгов несостоявшимися возможно обращение залогодателя или залогодержателя в суд с заявлением об изменении начальной продажной цены заложенного имущества.
Заявление заинтересованной стороны (залогодателя, залогодержателя) об изменении первоначально установленной судом в решении начальной продажной цены заложенного в обеспечение исполнения кредитного обязательства имущества, реализуемого в ходе осуществления исполнительного производства в случае признания торгов по продаже данного имущества несостоявшимися подлежит рассмотрению судом исходя из аналогии процессуального закона (часть 4 статьи 1 ГПК РФ) в порядке, предусмотренном статьей 434 ГПК РФ (п. 13 Обзора судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 г.).
Изменение порядка исполнения решения суда путем установления судом иной начальной продажной цены реализуемого на торгах имущества не означает изменения ранее принятого решения суда по существу заявленного кредитором иска об обращении взыскания на имущество должника, заложенное в обеспечение исполнения кредитного обязательства.
При этом, стоимость имущества, являющегося предметом залога, определяется на основании представленного сторонами отчета и устанавливается равной его рыночной стоимости. 
Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров по искам банков о взыскании задолженности по кредитным договорам, по договорам поручительства показал, что суд в основном рассматривают их в соответствии с требованиями закона.
Вместе с тем, определенную сложность при рассмотрении дел указанной категории вызывали вопросы исполнения кредитных обязательств.
Для правильного и своевременного разрешения споров, связанных с разрешением споров по искам банков о взыскании задолженности по кредитным договорам, по искам граждан об оспаривании условий кредитных договоров, важное значение имеет надлежащая подготовка каждого дела к судебному разбирательству к проведению которой некоторые судьи относятся формально, что приводит к ошибкам при вынесении судебных актов и  является причиной длительного разрешения споров.