Обобщение судебной практики применения антимонопольного законодательства

Дело № А61-245/07-4 по заявлению Территориального фонда медицинского страхования РСО-Алания к УФАС по РСО-Алания о признании недействительным предписания УФАС по РСО-Алания№ 16-01/3-07 от 26.02.2007года «Об устранении нарушений законодательства Российской Федерации о размещении заказов» и обязании провести повторный конкурс по отбору на февраль-июль 2007года поставщиков лекарственных средств и изделий медицинского назначения, расходного материала для лечебно - профилактических учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования».

Довод заявителя:

Вывод УФАС по РСО-Алания о том, что потребности учреждений здравоохранения являются потребностью соответствующего государственного или муниципального образования неверный и юридически несостоятельный в связи со следующим.

Частью 1 статьи 124 ГК РФ установлено, что Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования являются субъектами гражданского права и выступают в отношениях, регулируемых гражданским кодексом на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами, юридическими лицами.

Пунктом 2 статьи 126 ГК РФ установлено, что юридические лица, созданные Российской Федерацией, субъектами Российской Федерации, муниципальными образованиями, не отвечают по их обязательствам. Статьей 3 ФЗ № 94-ФЗ от 21.07.2005года предусмотрено, что государственными нуждами являются потребности в товарах, работах и услугах Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, то есть в соответствии со статьей 124 ГК РФ конкретных субъектов гражданского права. Указаний на то, что отношения, регулируемые Законом №94-ФЗ от 21.07.2005года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» распространяются на юридические лица, бюджетные организации в тексте закона не содержится. В соответствии с Законом «О медицинском страховании граждан в РФ» медицинскую помощь в системе медицинского страхования оказывают медицинские учреждения с любой формой собственности. Они являются самостоятельными хозяйствующими субъектами и строят свою деятельность на основе договоров со страховыми медицинскими организациями. Средства, полученные лечебным учреждением после оплаты счетов за пролеченных больных, являются собственными средствами лечебного учреждения и направляются на обеспечение его деятельности в соответствии с установленными статьями расходов.

По мнению территориального органа медицинского страхования, проводимые им торги, проводятся с целью обеспечения потребностей конкретных юридических лиц при осуществлении ими уставной деятельности и соответственно не являются конкурсом по обеспечению государственных и муниципальных нужд. В связи с тем, что УФАС по РСО-Алания уполномочено осуществлять контроль в сфере размещения заказов на поставки товаров, оказания услуг для федеральных государственных нужд, предписание УФАС по РСО-Алания принято с превышением полномочий и по вопросам, находящимся вне его компетенции.

Довод ответчика:

Заявителем не отрицается то обстоятельство, что конкурс проведен с нарушением установленных ФЗ № 94-ФЗ от 21.07.2005года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» требований, а именно: конкурсная документация утверждена не заказчиком; отсутствуют критерии оценки заявки; онформация о конкурсе и конкурсной документации не размещена на сайте.

Им оспаривается состоятельность вывода Комиссии о том, что потребности учреждений здравоохранения являются потребностью соответствующего публичного образования.

Согласно статье 120 ГК РФ учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. Права учреждения на закрепленное за ним имущество определяются в соответствии со статьей 296 ГК. Нормы ГК РФ не устанавливают, что учреждение может обладать на праве собственности имуществом, приобретенным за счет доходов, полученных от приносящей доходы деятельности. Следовательно, по мнению ответчика, вывод Территориального фонда обязательного медицинского страхования о том, что учреждение здравоохранения является самостоятельным хозяйствующим субъектом, не обоснован на положениях действующего законодательства.

Решением Арбитражного суда РСО-Алания от 04.05.2007года предписание УФАС по РСО-Алания отменено.

Решение обосновано следующим.

Действия антимонопольного органа в части обязания Территориального фонда обязательного медицинского страхования провести повторный конкурс фактически свидетельствуют о признании ответчиком торгов недействительными, что противоречит статье 449 ГК РФ и ФЗ № 94-ФЗ от 21.07.2005года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Постановлением апелляционной инстанции от 18.07.2007 года решение изменено и в части признания предписания № 16-02/3-07 от 26.03.2007года об обязании территориального фонда обязательного медицинского страхования РСО-Алания прекратить нарушение части 1 статьи 16, части 1 статьи 21, части 1 статьи 22, части 1 статьи 23, и части 4-6 статьи 28 ФЗ № 94-ФЗ от 21.07.2005года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» отказано.

В части признания предписания УФАС по РСО-Алания об обязании фонда провести повторный открытый конкурс по отбору на февраль-июль 2007года поставщиков лекарственных средств и изделий медицинского назначения, расходного материала для лечебно-профилактических учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования, решение оставлено в силе.

Основания изменения решения суда первой инстанции:

Во исполнение соглашений между фондом и медицинскими учреждениями в системе обязательного медицинского страхования Фонд приказом от 30.10.2006года № 139 образовал комиссию, председатель которой наделен полномочиями утверждать и подписывать от имени фонда конкурсную и иную документацию, связанную с проведением открытого конкурса. Председателем комиссии 27.12.2006года утверждена конкурсная документация. Сообщение о проведении торгов размещено на сайте, а также 16.01.2007года в печати. По итогам конкурса составлен протокол от 02.03.2007года.

ИП Бадтиева В.А. обратилась в антимонопольный орган с жалобой на действия конкурсной комиссии фонда по проведению открытого конкурса. УФАС по РСО-Алания проведена проверка размещения заказа и вынесено предписание об устранении нарушений законодательства РФ о размещении заказа: в нарушение пункта 1 статьи 22 Закона конкурсная документация была утверждена не заказчиком, а председателем конкурсной комиссии; в нарушение пунктов 4-6 статьи 28 Закона конкурсная документация не содержала критериев оценки заявок; вопреки требованиям пункта 1 статьи 16, пункта 1 статьи 21, пункта 1 статьи 23 Закона извещение о проведении торгов и конкурсная документация не были размещены на официальном сайте в сети «Интернет». Указанные нормы содержат императивные указания, требующие их соблюдения в соответствии с предписанным порядком, и не могут изменяться по усмотрению заказчика либо организатора торгов. В этой связи доводы об отсутствии нарушений Закона не могут быть приняты во внимание.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1 Закона № 94-ФЗ от 21.07.2005года «О о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» названный Закон применяется в случаях размещения заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, Согласно пункту 1 статьи 3 Закона под государственными нуждами понимаются обеспечиваемые в соответствии с расходными обязательствами РФ или расходными обязательствами субъектов РФ за счет средств федерального бюджета или бюджетов субъектов РФ и внебюджетных источников потребности РФ в товарах, работах, услугах, необходимых для осуществления функций РФ ( в том числе для реализации федеральных целевых программ), для исполнения международных обязательств РФ, в том числе для реализации межгосударственных целевых программ, в которых участвует РФ, либо потребности субъектов РФ в товарах, работах, услугах, необходимых для осуществления функций субъектов РФ, в том числе для реализации региональных целевых программ. Государственными заказчиками, муниципальными заказчиками могут выступать соответственно государственные органы, государственные внебюджетные фонды, органы местного самоуправления, а также бюджетные учреждения, иные получатели средств федерального бюджета и уполномоченные органами государственной власти субъектов РФ или органами местного самоуправления на размещение заказов бюджетные учреждения, иные получатели средств бюджетов субъектов РФ или местных бюджетов при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг за счет бюджетных средств и внебюджетных источников финансирования (пункт 1 статьи 4 Закона).

Судами первой и апелляционной инстанции установлено, что предметом конкурса являлся отбор лекарственных изделий медицинского назначения, расходного материала для лечебно-профилактических учреждений, работающих в системе обязательного медицинского страхования; источником финансирования являлись внебюджетные средства.

Согласно статье 12 ФЗ № 1499-1 от 28.05.1991года «О медицинском страховании граждан в РФ» финансовые средства фондом обязательного медицинского страхования находятся в государственной собственности РФ, не входят в состав бюджетов, других фондов и изъятию не подлежат.

В соответствии со статьями 10, 144 Бюджетного кодекса РФ бюджеты государственных внебюджетных фондов ( в том числе фонд обязательного медицинского страхования) являются составной частью бюджетной системы РФ.

С учетом изложенного, УФАС по РСО-Алания обоснованно применило положения Закона, определяющего порядок размещения заказов на заключение контрактов для государственных и муниципальных нужд. В ходе судебного разбирательства подтвердились допущенные территориальным фондом обязательного медицинского страхования нарушения требований указанного Закона. Данное обстоятельство не оспаривалось заявителем, в связи с чем правомерна отмена предписания по основанию нарушения требований Закона № 92-ФЗ от 21.07.2005года «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

Дело № А61-1282/07-4 по заявлению ГУ «Редакция республиканской народной газеты «Растдзинад» к УФАС по РСО-Алания о признании незаконным и отмене постановления о назначении административного штрафа по делу № 05-01/1567 от 30.07.2007года.

Довод заявителя.

Вывод УФАС по РСО-Алания о том, что Редакция газеты осуществила частично приведение информации в готовую форму для распространения рекламы, а именно указала в тексте рекламы номер свидетельства о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя с пометкой «Лиц.» и согласно пункту 6 статьи 3 Федерального закона «О рекламе» является рекламопроизводителем, является неправомерным.

Запись «Лиц. Сер. 15 № 000620010, сделанная редакцией в тексте рекламного объявления, не является информацией. Это составляющее двух разных информаций в сочетании образовавшее в данном случае бессмыслицу. Информация - это изложение, разъяснение о чем-либо.

По мнению заявителя редакция газеты не осуществила приведение информации в готовую форму для распространения рекламы, а значит и не является рекламораспространителем в смысле пункта 6 статьи 3 ФЗ «О рекламе».

Довод ответчика.

Согласно пункту 1 статьи 2 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» информация - это сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления. Без согласования с рекламодателем ИП Тохтиевым Т.С. Редакция газеты внесла изменения в текст рекламного объявления. В рекламу был добавлен номер свидетельства о государственной регистрации с пометкой «лицензия», что привело к изменению содержания текста рекламы таким образом, что из ее содержания следовало, что кредит предоставляется ИП Тохтиевым Т.С. В связи с чем реклама вводила в заблуждение потребителей относительно достоверности сведений о лице, оказывающем банковскую услугу - кредит.

Решением арбитражного суда от 10.09.2007года в удовлетворении требования отказано по следующим основаниям.

ИП Тохтиев обратился в редакцию с просьбой опубликовать рекламное объявление. Договор не заключен. Текст рекламного объявления предоставлен не был. Стороны устно договорились, что рекламное объявление должно содержать сведения, изложенные в визитке: Фирма «мастер-пласт». Пластиковые окна и двери. Витражи. Москитные сетки. Фурнитура (Германия). Отливы и подоконники. Кредит. Г. Владикавказ, ул. Ген. Плиева, 36, 75-3-36. До 15 июля скидки.

В рекламном объявлении, опубликованном в газете, было добавлено: Лиц. Сер. № 00062-1-.

УФАС по РСО-Алания указало на нарушение: реклама не содержала наименование лица, оказывающего банковскую услугу - кредит.

Редакция пояснила, что агент по рекламе ошибочно в тексте рекламы написала вместо слова «свидетельство» «Лиц.» и редакцией не были внесены изменения.

В вину Редакции вменено следующее. Редакция газеты без согласования с рекламодателем внесла изменения в текст рекламы, указав в нем номер свидетельства ИП с употреблением слова «Лиц», что привело к изменению содержания текста рекламы и ввело в заблуждение потребителей рекламы относительно достоверности сведений о наименовании лица, предоставляющего кредит. Редакция является рекламораспространителем и рекламопроизводителем, а потому она привлечена к ответственности по части 1 статьи 28 ФЗ «О рекламе».

В соответствии с частью 1 статьи 28 ФЗ № 38 реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг должна содержать наименование или имя лица, оказывающего эти услуги (для юр.лица - наименование, для ИП - Ф.И.О.).

Заключив с предпринимателем Тохтиевым Т.С. устный договор, редакция не потребовала от него необходимых сведений о наличии лицензии, о госрегитсрации, а также об обязательной сертификации, тогда как в силу статьи 13 ФЗ № 38-ФЗ рекламодатель по требованию рекламораспространителя обязан предоставлять документально подтвержденные сведения.

Кроме того, редакция внесла в текст рекламы без согласования с рекламодателем дополнения: был добавлен номер свидетельства о госрегистрации с пометкой «Лиц.», что привело к изменению содержания текста рекламного объявления, из которого можно сделать вывод о том, что кредит предоставляется ИП Тохтиевым Т.С., а также о том, что кредит предоставляется фирмой «Мастер-пласт».

Суд со ссылкой на пункт 1 статьи 2 ФЗ «Об информации и информационных технологиях и о защите информации» пришел к выводу о том, что УФАС правильно использовал термин информация как сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления, а потому признал несостоятельным довод заявителя о том, что дополнение в рекламное объявление «Лиц. Сер. 15 № 000620010» не является информацией.

Дело № А61-584/07-14 по заявлению Управления ФС по ветеринарному и фитосанитарному надзору по РСО-Алания (Россельхознадзор) ( далее Управление) к УФАС по РСО-Алания о признании незаконными решения и предписания недействительными.

Довод заявителя:

В соответствии со статьей 8 ФЗ «О карантине растений» ввоз на территорию РФ, вывоз с ее территории подкарантинной продукции разрешаются, если имеется фитосанитарный или карантинный сертификат, удостоверяющий их соответствие требованиям правил и норм обеспечения карантина растений. Статьей 14 ФЗ предусмотрена возможность проведения лабораторного анализа (экспертизы) при необходимости. Степень необходимости определяется Федеральной службой Россельхознадзора РФ и ее территориальными управлениями по отдельным регионам.

При определении степени необходимости проведения лабораторного анализа (экспертизы) Управление основывается на информации о количестве карантинных зон в РФ, предоставляемой ежегодно. В настоящее время 80% территории РФ находится под карантином. С целью уменьшения степени риска проникновения на территорию РФ и РСО-Алания вирусов опасных заболеваний, каких-либо иных вредных веществ и (или) организмов Управлением организовано для более эффективной реализации государственной политики в области обеспечения карантинной фитосанитарной безопасности РФ осуществление мер по истребованию от юридических лиц и индивидуальных предпринимателей заключения ФГУ «ВНИИКР» для получения фитосанитарного и карантинного сертификатов.

УФАС по РСО-Алания не указано в решении и предписании на то, что требования Управления об обязательном получении всеми хозяйствующими субъектами заключения ФГУ «ВНИИКР» перед получением фитосанитарного или карантинного сертификата имеет или может иметь какое-либо отношение к недопущению, ограничению и устранению конкуренции как таковой. УФАС по РСО-Алания не обосновано наличие причинно-следственной связи между действиями Управления и наличием каких-либо препятствия для участников товарного рынка, так как требования Управления относятся в равной степени ко всем хозяйствующим субъектам, занятым в данной чфере деятельности.

Доводы ответчика:

Ссылаясь на статьи 4, 5, 16 ФЗ «О карантине растений» Управление делает вывод о том, что разработка, утверждение норм и правил карантина растений отнесены к полномочиям органа федеральной исполнительной власти, осуществляющего фитосанитарный надзор и сертификацию, что является по мнению ответчика, необоснованным, так как указанные нормы не содержат полномочия органа исполнительной власти, осуществляющего фитосанитарный надзор и сертификацию, по разработке и утверждению норм и правил карантина растений. По пункту 7 Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору , утвержденного постановлением Правительства РФ 30.06.2004года № 327 Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору не вправе осуществлять в установленной сфере деятельности нормативно-правовое регулирование, кроме случаев, устанавливаемых указами Президента РФ и постановлениями Правительства РФ.

Полномочия по определению Управлением степени необходимости проведения лабораторного анализа предоставлены ему письмами Федеральной службы россельхознадзора от 09.09.2005года № ФС-АС-3/6387 и от 19.07.2006года « ФС-АС-3/6075, а также пунктами 5.2.2 и 5.2.3 Положения о управлении Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по РСО-Алания, утвержденного приказом Федеральной службы Россельхознадзора от 24.02.2005года № 52. В соответствии с Указом Президента РФ № 314 от 09.03.2004года и Постановления Правительства от № 327 от 30.06.2004года полномочия Федеральной службы Россельхознадзора устанавливаются Правительством Российской Федерации.

По мнению ответчика, если действия (акты) касаются вопросов прямо названных в перечне запрещенных, то для их признания противоправными не требуется специальных доказательств того, что они могут повлечь неблагоприятные последствия для конкуренции. По конструкции нормы статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции» от 26.07.2006года № 135-ФЗ наличие таких последствий и их причинная связь с соответствующим действием является установленным в силу Закона.

Решением суда от 31.05.2007года решение и предписание признаны недействительными, как несоответствующие ФЗ № 135 от 26.06.2006года «О защите конкуренции».

Решение мотивировано тем, что в материалах дел отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что требования заявителя об обязательности представления при получении фитосанитарных и карантинных сертификатов всеми хозяйствующими субъектами . ввозившими на территорию РФ, перевозившими по территории РФ или вывозившими с территории РФ подкарантинную продукцию, заключения референтного центра Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору о фитосанитарном состоянии подкарантинной продукции, имеют или могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции в сфере ввоза, вывоза и перемещения по территории РФ подкарантинной продукции.

В решении суда указано, что УФАС по РСО-Алания не обосновал наличие причинно-следственной связи между действиями заявителя и наличием препятствий для участников названного товарного рынка к эффективному ограничению возможности каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товара.

В решении УФАС по РСО-Алания отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что действия Управления Россельхознадзора, имеющие равное отношение ко всем хозяйствующим субъектам, нарушают конкуренцию.

УФАС обжаловало решение в апелляционную инстанцию, сославшись на то, что в силу статьи 14 ФЗ «О карантине растений» от 15.07.2007года № 99-ФЗ подкарантинная продукция подлежит лабораторному анализу или экспертизе при необходимости, поэтому действия Россельхознадзора по истребованию заключения ФГУ «ВНИИКР» при получении фитосанитарных и карантинных сертификатов является необоснованным.

Пунктом 10 Приказа № 163 установлен перечень документов, которые прилагаются к заявке на выдачу фитосанитарной и карантинных сертификатов.

По мнению УФАС по РСО-Алания необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами прямо предусмотрено в перечне запрещенных действий и является частным случаем действий, которые в силу закона приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкренции, поэтому для их признания противоправными не требуется специальных доказательств того, что они могут повлечь неблагоприятные последствия для конкуренции. По конструкции нормы статьи 15 ФЗ № 135-ФЗ «О защите конкуренции» от 26.07.2006года наличие таких последствий и их причинная связь с соответствующим действием является установленным в силу Закона.

Вывод антимонопольного органа сводится к тому, что своими действиями по обязательному истребованию заключения ФГУ «ВНИИКР» об установлении фитосанитарного состояния груза при выдаче фитосанитарных и карантинных сертификатов Управление необоснованно препятствует осуществлению деятельности хозяйствующих субъектов и предпринимателей при получении ими карантинной и фитосанитарной документации, что является нарушением пункта 2 части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции».

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда решение Арбитражного суда РСО-Алания от 31.05.2007года оставлено без изменения.

Доводы в постановлении.

Выводы антимонопольного органа являются ошибочными в связи со следующим.

Согласно подпункту 7 части 1 статьи 4 ФЗ «О защите конкуренции» под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на товарном рынке.

Статьей 14 ФЗ «О карантине растений» установлено, что подкарантинная продукция (подкарантинный материал, подкарантинный груз) в целях установления ее карантинного фитосанитарного состояния подлежит государственному карантинному фитосанитарному контролю, в том числе досмотру, и при необходимости лабораторным анализу или экспертизе. Лабораторные анализ и экспертиза подкарантинной продукции (подкарантинного материала, подкарантинного груза) в целях установления ее карантинного и фитосанитарного состояния проводятся органами и организациями государственной службы карантина растений Российской Федерации. Контроль осуществляется уполномоченным органом, который вправе определять степень необходимости проведения лабораторных анализа и экспертизы.

В соответствии с положением О Федеральной антимонопольной службе, утвержденном Постановлением Правительства РФ от 30 июня 2004года № 331, основными функциями антимонопольного органа являются обеспечение государственного контроля за соблюдением антимонопольного законодательства федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, хозяйствующими субъектами, физическими лицами; выявление нарушения антимонопольного законодательства, принятие мер по прекращению антимонопольного законодательства и привлечению к ответственности за такие нарушения; предупреждение монополистической деятельности, недоборсовестной конкуренции, других нарушений антимонопольного законодательства федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, хозяйствующими субъектами, физическими лицами; осуществление государственного контроля за экономической концентрацией в сфере использования земли, нед, водных и других природных ресурсов, в том числе при проведении торгов, в случаях предусмотренных федеральными законами.

Контроль за ввозом и вывозом с территории РФ подкарантинной продукции осуществляется Управлением Россельхознадзора. Оно выдает разрешения на ввоз, и вывоз из РФ, а также на транзит по ее территории животных, продукции животного происхождения, лекарственных средств, кормов и кормовых добавок для животных, подкарантинной продукции.

Россельхознадзор является уполномоченным контролирующим органом, определяющим степень необходимости проведения лабораторных анализа, экспертизы различных товаров и грузов, ввозимых на территорию РФ, вывозимых в нее и перевозимых по ней.

Согласно пункту 1.5 Устава ФГУ «Всероссийский центр карантина растений» учреждение выступает в качестве референтного центра Россельхознадзора в области фитосанитарного надзора. Как следует из материалов дела, в РСО-Алания осуществляет деятельность Северо-Осетинский отдел Пятигорского филиала ФГУ «ВНИИКР», который выдает заключения о фитосанитарном состоянии подкарантинной продукции.

ФГУ «Всероссийский центр карантина растений» является единственным референтным органом, уполномоченным производить лабораторные анализы, экспертизу различных товаров и грузов, ввозимых на территорию РФ, вывозимых с нее и перевозимых по ней.

Таким образом, уполномоченным органом в установленном порядке принят нормативный акт, который предусматривает порядок выдачи фитосанитарных и карантинных сертификатов при обязательности представления при их получении заключения о карантинном фитосанитарном состоянии подкарантинной продукции.

Согласно подпункту 7 части 1 статьи 4 ФЗ «О защите конкуренции» под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на товарном рынке.

Требование Управления представлять заключение ФГУ «ВНИИКР» основано на законодательстве, относится ко всем хозяйствующим субъектам и не предоставляет преимуществ отдельным из них.

УФАС по РСО-Алания не предоставлено право вмешиваться в контролирующую функцию уполномоченного органа и определять степень необходимости проведения лабораторных анализов и экспертизы.

Эти требования обязательны для организации, ИП и граждан, осуществляющих производство, заготовку, ввоз на территорию РФ, вывоз с территории РФ, перевозки, хранение, переработку, использование и реализацию подкарантинной продукции.

Таким образом, в действиях Управления отсутствуют признаки нарушения пункта 2 части 1 статьи 15 ФЗ «О защите конкуренции».

Дело А61-1956/07-4 по иску ОАО «ОЗАТЭ» к УФАС по РСО-Алания о признании недействительным решения от 15.11.2007года и предписания, которым ОАО «ОЗАТЭ» признано нарушившим пункт 8 части 1 статьи 10 ФЗ от 26.07.2006года № 135-ФЗ «О защите конкуренции», действиями по неправомерному прекращению передачи электроэнергии ООО «Жемчужина», а также предписания о прекращении нарушения требований пункта 8 части 1 статьи 10 ФЗ от 26.07.2006года № 135-ФЗ путем возобновления передачи электроэнергии ООО «Жемчужина».

Доводы заявителя.

В соответствии со статьей 6 ФЗ от 26.032003года № 36-ФЗ «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период…» с 01.04.2006года юридическим лицам запрещается совмещение деятельности по передаче электрической энергии с деятельностью по купле-продаже электроэнергии, о чем УФАС по РСО-Алания принято решение обязать ОАО «ОЗАТЭ» прекратить совмещение двух видов деятельности.

Во исполнение этого решения УФАС по РСО-Алания ОАО «ОЗАТЭ» направлены уведомления всем хозяйствующим субъектам, присоединенным к сетям Общества, о расторжении договоров поставки электроэнергии и необходимости заключить договора на поставку электроэнергии с энергосбытовой организацией, а с ОАО «ОЗАТЭ» заключить договор на оказание услуг по ее передаче. Тем самым, действия ОАО «ОЗАТЭ» по прекращении. Подачи электроэнергии ООО «Жемчужина» были направлены на исполнение решения УФАС по РСО-Алания.

Доводы ответчика.

Уведомление ОАО «ОЗАТЭ» о необходимости заключения договора купли-продажи электроэнергии ООО «Жемчужина» с иной организацией не является основанием к одностороннему расторжению договора и к прекращению исполнения условий договора № 11 от 01.01.2007года до истечения срока действия этого договора без согласия покупателя.

Ссылка ОАО «ОЗАТЭ» на решение УФАС по РСО-Алания, которое запрещает Обществу исполнить договора на энергоснабжение, заключенные на 2007 календарный год ОАО «ОЗАТЭ» с юридическими лицами, энергоустановки которых имеют технологическое присоединение к электрическим сетям Общества надумана, так как прекращение совмещения деятельности по купле-продаже электроэнергии и ее передаче запрещается за пределами срока действия договоров, заключенных на 2007 календарный год. ОАО «ОЗАТЭ» вправе совмещать эти два вида деятельности до 20 января 2008года.

Решением суда от 17.01.2008года в удовлетворении требований отказано.

Решение обжаловано в апелляционный суд и решение оставлено в силе со ссылкой на следующее...

ООО «Жемчужина» и ОАО «ОЗАТЭ» заключили договор № 11 от 01.01.2006года на передачу последним электроэнергии по своим сетям электроэнергии ООО «Жемчужина».

На основании статьи 6 ФЗ № 36-ФЗ от 26.03.2003года юридическим лицам запрещается совмещение деятельности по передаче электрической энергии с деятельностью по купле-продаже электроэнергии, в связи с чем УФАС по РСО-Алания принято решение в отношении ОАО «ОЗАТЭ» об обязании прекратить совмещение деятельности по передаче электроэнергии с деятельностью по купле-продаже путем проведения реорганизации общества в форме разделения или выделения в соответствии с законодательством РФ.

ОАО «ОЗАТЭ» во исполнение этого решения направлены уведомления во все хозяйствующие субъекты о расторжении договора поставки электроэнергии и необходимости заключить договор на поставку электроэнергии с энергосбытовой организацией, а с ОАО «ОЗАТЭ» заключить договор на оказание услуг по ее передаче.

ООО «Жемчужина» обратилось в УФАС по РСО-Алания с заявлением на действия ОАО «ОЗАТЭ» по прекращении поставки электроэнергии.

Решением УФАС по РСО-Алания ОАО «ОЗАТЭ» признано нарушившим пункта 8 части 1 статьи 10 ФЗ «О защите конкуренции» в виду неправомерного прекращения передачи электроэнергии ООО «Жемчужина» в связи со следующим.

Во исполнение решения УФАС по РСО-Алания ОАО «ОЗАТЭ» прекратило передачу электроэнергии ООО «Жемчужина», при этом, продолжая снабжать электроэнергией НПЦ «Наука», ПБЮЛ Кокаев «Аист», ООО «Арктика» и ПБЮЛ Якушенко, тем самым поставив ООО «Жемужина» в неравное положение с другими хозяйствующими субъектами.

ОАО «ОЗАТЭ» выдано правомерно предписание о прекращении нарушения требований законодательства путем возобновления передачи электроэнергии ООО «Жемчужина».

Законом о конкуренции устанавливаются организационные и правовые основы предупреждения и пресечения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции на товарных рынках РФ, а также основания и порядок применения антимонопольными органами мер принуждения к хозяйствующим субъектам, допустившим нарушение антимонопольного законодательства.

Согласно части 1 стать 5 Закона о конкуренции доминирующим положением признается положение хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара, дающее такому хозяйствующему субъекту или таким хозяйствующим субъектам возможность оказывать решающее влияние на общие условия обращения товара на соответствующем товарном рынке, и (или) устранять с этого товарного рынка других хозяйствующих субъектов, и (или) затруднять доступ на этот товарный рынок другим хозяйствующим субъектам.

Согласно части 5 статьи 5 закона о конкуренции доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящимся в состоянии естественной монополии.

В силу стать 4 ФЗ « О естественным монополиях» услуги по передаче электроэнергии входят в сферу деятельности субъектов естественных монополий.

Статья 5 Закона о конкуренции запрещает хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение на рынке, злоупотреблять этим положением.

ОАО «ОЗАТЭ» является сетевой организацией, то есть организацией, оказывающей услуги по передаче электроэнергии.

Антимонопольным органом установлено, что ОАО «ОЗАТЭ» 28.09.2007года прекратило подачу электроэнергии ООО «Жемчужина», при этом, продолжая снабжать электроэнергией других потребителей.

Данные действия носят дискриминационный характер, при которых хозяйствующий субъект ООО «Жемчужина» поставлено в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами.

Дело № А61- 1901/07-14 по иску ОАО «Севкавказэнерго» к УФАС по РСО-Алания о признании недействительными решения и предписания УФАС, об обязании прекратить нарушение части 1 статьи 10 ФЗ № 135-ФЗ от 26.07.2006года «О защите конкуренции» и возобновить подачу электроэнергии ОАО «Севосгеологоразведка» и присоединенным к его сетям хозяйствующих субъектов, прекратить нарушение пункта 3 части 1 статьи 10 ФЗ № 135-ФЗ, выразившееся в навязывании ОАО «Севосгеологоразведка» условий договора, невыгодных для него.

Довод заявителя.

Между заявителем и Обществом заключен договор 05.01.2004года № 1126, предметом которого является отпуск и оплата электроэнергии и мощности.

В связи с вступлением в силу Правил функционирования розничных рынков электроэнергии в переходный период реформирования электроэнергетики, утвержденных Постановлением правительства РФ от 31.08.2006года № 530 от 27.11.2006года заявитель направил Обществу письмо, которым последнему было предложено заключить договор энергоснабжения на 2007год и указано, что с 31.12.2006года договор энергоснабжения № 1126 от 05.11.2004года будет расторгнут.

В силу фактически сложившегося положения Общество является сетевой организацией для хозяйствующих субъектов, технологически присоединенных к объектам электросетевого хозяйства Общества таких как: ОАО «ТПП № 1», ООО «Гранит-Аско», ООО «Снежная королева», ООО «Лесстройхозтовары», ООО «Ирторгсервис».

Общество уклоняется от применения расчетов за потребленную электроэнергию с помощью прибора учета, установленного на границе раздела балансовой принадлжености, несмотря на то, что объекты электросетевого хозяйства принадлежат ему, обосновывая свой отказ тем, что прибор учета, установленный в ячейке фидера № 8 подстанции «РП-6» не принадлежит Обществу, доступ к нему строго ограничен, так как данный прибор учета находится на территории подстанции.

Требование заявителя об определении объема электроэнергии, отпущенной Обществу, по приборам учета, установленным в ячейке фидера № 8 подстанции «РП-6», по мнению УФАС по РСО-Алания, является необоснованным и расценено последним как навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него.

Доводы ответчика.

Согласно статье 22 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26.07.2006г. №135-ФЗ антимонопольный орган выполняет следующие основные функции:

  • государственный контроль над соблюдением антимонопольного законодательства хозяйствующими субъектами;
  • выявляет нарушения антимонопольного законодательства, принимает меры по прекращению нарушения антимонопольного законодательства и привлекает к ответственности за такие нарушения.

Статья 34 конституции РФ предусматривает, что не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию.

Статья 10 ГК РФ также запрещает использование гражданских прав в целях злоупотребления доминирующим положением на рынке.

Решением суда, вступившим в законную силу в удовлетворении требований отказано со ссылкой на следующее.

В соответствии с подпунктом «б» пункта 2 части 1 статьи 23 Закона о конкуренции антимонопольный орган выдает в случаях, указанных в настоящем Федеральном законе, хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания о прекращении злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением и совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции.

В силу части 1 статьи 10 названного Закона запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, в том числе такое действие, как навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора.

По мнению ответчика ОАО «Севкавказэнерго» нарушиен Федеральный закон от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как действия общества по ограничению подачи электроэнергии ОАО «Севосгеологоразведка» не основаны на договоре, нарушают требования части 1 статьи 10 Закона о конкуренции, права и интересы ОАО «Севосгеологоразведка», а также хозяйствующих субъектов, присоединенных к его сетям.

Решением от 21.02.2008 года в удовлетворении требований отказано со ссылкой на следующее.

Действия ОАО «Севкавказэнерго» по прекращению подачи электроэнергии обоснованно квалифицированы антимонопольным органом как нарушающие часть 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», в связи с чем, оснований для отмены оспариваемых решения и предписания не имеется по следующим основаниям.

08.08.2007г. УФАС по РСО-Алания было вынесено решение, которым ОАО «Севкавказэнерго» признано допустившим нарушения часть 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006г. №135-Ф3 «О защите конкуренции», выразившиеся в неправомерном прекращении подачи электроэнергии ОАО «Севосетингеологоразведка», а также выдано предписание, обязывающее заявителя возобновить подачу электроэнергии ОАО «Севосетингеологоразведка» и присоединённым с его сетям хозяйствующим субъектам, надлежащим образом исполняющими обязательства по оплате электроэнергии.

Доказательства оплаты в материалах дела имеются.

Доводы заявителя об отсутствии правового обоснования действий УФАС по РСО-Алания, подпадающих под действие какого-либо пункта статьи 10 Федерального закона от 26.07.2006 №135-Ф3 «О защите конкуренции» необоснованны, так как, установленный статьей 10 Закона о конкуренции перечень действий, являющихся нарушением антимонопольного законодательства, не является исчерпывающим. Антимонопольный орган вправе применить к хозяйствующему субъекту меры воздействия и в случаях, прямо не названных в Законе, если действия этого субъекта ограничивают конкуренцию и (или) ущемляют интересы других хозяйствующих субъектов. Аналогичная позиция изложена в пункте 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998г. №32 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства». Заявитель же своими доводами сузил толкование нормы.

Заявитель является хозяйствующим субъектом, который доминирует на товарном рынке, и на него распространяются запреты, установленные антимонопольным законодательством. Доминирующее положение ОАО «Севкавказэнерго» установлено Северо-Осетинским УФАС России по результатам анализа состояния конкурентной среды на розничном рынке купли-продажи (поставки) электрической энергии на территории РСО-Алания. Следовательно, деятельность ОАО «Севкавказэнерго» контролируется антимонопольным органом. При выявлении нарушений Закона о конкуренции, допущенных субъектом, занимающим доминирующее положение, к нему применяются методы воздействия, предусмотренные антимонопольным законодательством.

Требование ОАО «Севкавказэнерго» об определении количества объема электроэнергии, отпущенной ОАО «Севосгеологоразведка», по приборам учета, установленным в ячейке фидера № 8 ПС «РП-6» (указанные приборы не принадлежат ОАО «Севосгеологоразведка» и доступ к ним строго ограничен), является необоснованным и правомерно квалифицировано Комиссией Северо-Осетинского УФАС России, как навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для ОАО «Севосгеологоразведка» по следующему основанию.

Пунктом 139 Правил функционирования розничных рынков электроэнергии установлено, что гарантирующий поставщик и потребители электрической энергии определяют порядок проектирования, монтажа, приемки в эксплуатацию, технического обслуживания и эксплуатации приборов учета, перечень имеющихся приборов учета, используемых в целях определения обязательств, а также порядок снятия показаний и расчета на их основании объемов принятой (опущенной) электрической энергии в договоре энергоснабжения или купли-продажи (поставки) электрической энергии.

При таких обстоятельствах определение обязательств происходит на основании показаний счетчика, указанного в договоре №1126 от 05.01.2004г. (п/ст. ф. Базы ФГУГГ «Севосгеологоразведка» тип ЦЭ 6803 В), а не по прибору учета, установленному в ячейке фидера 8 РП-6, то есть по прибору, не принадлежащему ОАО «Севосгеологоразведка», доступ к которому строго ограничен.

Доказательствами, подтверждающими ограничение подачи электроэнергии являются уведомления об отключении №11/980 от 23.03.2007г., №1116/007 от 14.05.2007г., №1825/007 от 23.06.2007г., акт об отключении от 24.07.2007г., письмо, направленное потребителями - хозяйствующими субъектами Председателю Правительства РСО-Алания и Прокурору РСО-Алания о незаконности отключения от электроэнергии от 24.07.2007г., заявка ОАО «Севкавказэнерго», направленная СОФ ОАО «КЭУК» №1816/007 от 23.07.2007г. для прекращения подачи электроэнергии 24.07.2007г., письмо заявителя от 24.07.2007г. №1841/007, акт ОАО «Севкавказэнерго» №Э0208-1 технической проверки узла учета электрической энергии, акт ОАО «Севкавказэнерго» №131-07 М.С.

Порядок, который должен был применить заявитель в спорном моменте с третьим лицом при прекращении подачи электроэнергии, урегулирован в разделе XIII «Правил функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики», утвержденных Постановлением Правительства РФ от 31.08.2006г. №530 (далее - Правила), и не являлся предметом регулирования договора №1126 от 05.01.2004г. Ограничение подачи электроэнергии осуществлено заявителем с нарушением порядка ограничения режима потребления электроэнергии, предусмотренного в разделе XIII Правил.

Таким образом, СО УФАС России рассмотрело спорные правоотношения не в связи с исполнением условий договора №1126 от 05.01.2007г., а в связи с неприменением положений Правил.

Основания прекращения подачи электроэнергии предусмотрены как в Гражданском кодексе Российской Федерации, так и в Правилах. Ни одно из оснований, предусмотренных действующим законодательством, Комиссией СО УФАС России не установлены и заявителем не доказаны. Предусмотренные же в уведомлениях заявителя основания, опровергаются материалами дела №04-01/15-06-07. Следовательно, у заявителя не имелось правовых оснований для отключения третьего лица, а указанные в уведомлениях основания не обоснованны.

Статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации запрещает использование прав в целях доминирующего положения на рынке.

В соответствии с частью 1 статьи 10 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26.07.2006г. №135-ФЗ запрещаются действия занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться ущемление интересов других лиц, в том числе запрещается создание дискриминационных условий.

При таких обстоятельствах действия ОАО «Севкавказэнерго» по прекращению передачи электроэнергии нарушает запрет, установленный пунктом 8 части 1 статьи 10 Федерального закона «О защите конкуренции» от 26.07.2006г. №135-ФЗ.

Исходя из изложенного, заявление ОАО «Севкавказэнерго» от 08.11.2007г. №04-01/24 о признании решения и предписания УФАС по РСО-Алания от 08.08.2007г. недействительными удовлетворению не подлежит.

Дело № А61-2017/07-4 по иску ОАО «Севкавказэнерго» к УФАС по РСО-Алания о признании недействительным постановления о назначении административного наказания по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ за непредставление информации.

Довод заявителя.

При вынесении постановления о назначении административного наказания УФАС по РСО-Алания нарушены нормы процессуального права. В частности заявитель не уведомлен о времени и месте составления протокола, который составлен в его отсутствие, а это является безусловным основанием для признания постановления о назначении административного наказания на основании данного протокола незаконным и его отмене.

Довод ответчика.

На основании письма прокурора Иристонского МО г. Владикавказа о проведении проверки законности действий ОАО «Севкавказэнерго» по ограничению подачи электроэнергии ВМУП «Водоканал» и объектам Министерства здравоохранения РСО-А УФАС по РСО-Алания в адрес Общества направлено требование о предоставлении необходимой информации. Требование заявителем получено 24.10.2007года, срок представления информации по требованию 02.11.2007года. Обществом в указанный срок не представлена информация, в связи с чем УФАС по РСО-Алания составлен протокол об административном правонарушении № 21-11/К-07 от 15.11.2007года. Постановлением от 29.11.2007года Общество привлечено к административной ответственности в виде штрафа в размере 300 000руб. Заявителю было направлено уведомление о составлении протокола об административном правонарушении 09.11.2007года, которое он получил 12.11.2007года.

Решением от 06.03.2008 года в удовлетворении требований отказано, со ссылкой на следующее.

29.11.2007г. УФАС по РСО-А в отношении ОАО «Севкавказэнерго» было вынесено постановление на основании протокола от 15.11.2007г. № 21-11/К-07 о привлечении к административной ответственности по части 5 статьи 19.8 КоАП РФ в виде взыскания штрафа в размере 300.000 рублей за непредставление в срок до 2.11.2007г. информации по требованию УФАС по РСО-Алания от 22.10.2007г.

Требование было принято в связи с обращением прокурора Иристонского муниципального органа г.Владикавказа о проверке законности действий ОАО «Севкавказэнерго» об ограничении подачи электроэнергии ВМУП «Владводоканал» и объектам Министерства здравоохранения РСО-Алания.

Из материалов дела усматривается, что ни в срок, установленный в требовании, ни на момент рассмотрения протокола об административном правонарушении информация заявителем в УФАС по РСО-Алания представлена не была.

Заявитель, не отрицая получение требования о предоставлении информации, не согласен с привлечением его к административной ответственности, т.к. считает, что ОАО «Севкавказэнерго» не может быть стороной по делу. Считает, что по данному конкретному делу у руководителя общества должна быть отдельная доверенность от ОАО «Южная сетевая компания» (в настоящий момент ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа»).

Суд не согласился с доводом заявителя. Согласно пункту 20.1 Устава ОАО «Севкавказэнерго» руководство текущей деятельности общества осуществляется единоличным исполнительным органом - генеральным директором. Пунктом 20.12 предусмотрено, что полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору управляющей организации или управляющему. Договором № 106-09/06 от 29.09.2006г. о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО «Севкавказэнерго», общество передало полномочия исполнительного органа общества (генеральный директор) управляющей организации - открытому акционерному обществу «Южная сетевая компания» (в настоящий момент - ОАО «Межрегиональная распределительная сетевая компания Северного Кавказа»). Пунктом 4 договора № 106-09/06 предусмотрено, что управляющая организация осуществляет права и исполняет обязанности по руководству текущей деятельностью общества через свой единоличный исполнительный орган (генерального директора) и/или иное надлежащим образом уполномоченное им лицо. Иным надлежащим образом, уполномоченным лицом, которое осуществляет права и исполняет обязанности по руководству текущей деятельностью общества, согласно доверенности № 286 от 02.10.2007г., является управляющий директор ОАО «Севкавказэнерго».

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что СО УФАС России приняло необходимые и достаточные меры для извещения общества с целью обеспечения предоставленных законом гарантий защиты прав лицу, привлекаемому к административной ответственности. Пунктом 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 10 от 02.06.2004г.(в ред. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.07.2007г. № 46) предусмотрено извещение лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении. В данном случае таким лицом является юридическое лицо - ОАО «Севкавказэнерго». Аналогичная позиция изложена Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлениях № 1242/03 от 12.08.2003г. и № 391/05 от 17.05.2005г.

Вместе с тем, следует учесть, что кодекс РФ об административных правонарушениях не содержит императивного указания о способе извещения лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте составления протокола об административном правонарушении или о рассмотрении административного дела и не предусматривает вручение извещения лично законному представителю юридического лица.

Согласно протоколу № 21-11/К-07 об административном правонарушении рассмотрение дела об административном правонарушении рассмотрение дела об административном правонарушении было назначено на 29.11.2007г. в 12.00 ч. Законный представитель юридического лица, а также иной уполномоченный им представитель на рассмотрение дела об административном правонарушении не явились. Дело об административном правонарушении рассмотрено в отсутствие законного представителя юридического лица в отношении, которого было возбуждено производство по делу об административном правонарушении и извещенного надлежащим образом, что подтверждается почтовым уведомлением о вручении от 20.11.2007г.

Таким образом, извещение общества, привлекаемого к административной ответственности, о времени и дате составления протокола и рассмотрения дела путем направлений уведомления о составлении протокола, копии протокола по месту нахождения общества, а также вручение их через работника общества, не нарушает требований закона.

В соответствии со статьей 25 Федерального закона от 26.07.2006г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» коммерческие организации обязаны представлять в антимонопольный орган по его мотивированному требованию документы, объяснения в письменной или в устной форме, информацию, необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями для рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства. В силу части 5 статьи 19.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях непредставление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган сведений (информации), предусмотренных антимонопольным законодательством РФ, в том числе непредставление сведений (информации) по требованию указанных органов, а равно представление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган заведомо недостоверных сведений (информации), влечет наложение административного штрафа на юридических лиц от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Учитывая, что предоставление сведений по запросу антимонопольного органа является обязательным в силу статьи 25 Федерального закона от 26.07.06г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», наличие события, вменяемого заявителю административного правонарушения, следует признать правильным.

Судья
С.Х.Бекоева