Обобщение судебной практики по рассмотрению дел по корпоративным спорам

Дата: 
03.11.2020

ОБОБЩЕНИЕ

судебной практики по рассмотрению дел по корпоративным спорам

 

Настоящее обобщение проведено в соответствии с планом мероприятий Арбитражного суда Республики Северная Осетия - Алания на 2 полугодие 2020 года на основании судебной практики по рассмотрению дел по корпоративным спорам, рассмотренных Арбитражным судом Республики Северная Осетия-Алания в 2019 году и в первом полугодии 2020 года (всего исследовано 41 дело).

Задачей данного обобщения является:

- изучение применения при рассмотрении корпоративных споров действующего в данной сфере законодательства;

- выяснение проблем, возникающих в связи рассмотрением указанной категории дел;

- изучение актуальных вопросов применения положений действующего законодательства, регулирующего правоотношения в данной сфере.

При рассмотрении корпоративных споров подлежат применению:

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекса Российской Федерации, Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федеральный закон от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», Закон РФ от 19.06.1992 № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации», Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» и т.д.

Согласно статье 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом (далее -корпоративные споры), в том числе по следующим корпоративным спорам:

1) споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;

2) споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременении и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;

3) споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее - участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;

4) споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц;

5) споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;

6) споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, предусмотренных федеральным законом в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;

7) споры о созыве общего собрания участников юридического лица;

8) споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;

9) споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью.

В Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации глава 28.1 «Рассмотрение дел по корпоративным спорам» была введена Федеральным законом от 19.07.2009 № 205-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Указанное нововведение имело существенное значение, так как позволило конкретизировать не только понятие корпоративных споров, но и способствовало разрешению вопросов разграничения подведомственности.

Дела по корпоративным спорам рассматриваются арбитражным судом по  общим правилам искового производства, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными главой 28.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации официальное определение понятия «корпоративный спор» не дается. В юридической литературе «корпоративный спор» определен как спор между обществом и его участником по поводу принадлежности акций (долей) в уставном капитале общества, возмещения убытков, причиненных юридическому лицу, избрания, прекращения полномочий органов управления юридическим лицом и пр.

Центральным вопросом применения главы 28.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации будет предварительная квалификация спора как корпоративного, которая должна производиться на основании статьи 225.1. Поскольку данная статья относится к специальной подведомственности арбитражных судов, развивает правила статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в основе определения подведомственности и квалификации спора как корпоративного будет находиться предметный критерий, основанный на характере и содержании спора, а не субъектный критерий.

Предметом корпоративного спора могут выступить; восстановление нарушенного права акционера (участника) общества или его руководителя, обжалование решений органов управления организации, устранение нарушений законодательства и локальных норм, понуждение выполнить определенные юридические действия и т.д.

В качестве объектов спора могут быть: ценные бумаги, доли (акции) уставного капитала, имущество (движимое/недвижимое), имущественные права, а также личные неимущественные права (авторские/патентные).

При этом перечень из девяти видов споров в статье 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, насколько следует из его содержания, не является исчерпывающим, поскольку главные критерии корпоративного спора содержатся в первом абзаце данной статьи: корпоративный спор - это спор, связанный с созданием юридического лица, управлением им или участием в: юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом.

С учетом изложенного, рассмотренные за вышеуказанный период дела условно можно разделить на следующие категории.

 

1. Обжалование решений органов управления юридического лица

Согласно пункту 1 статьи 43 Федерального закона № 14-ФЗ от 08.02.1998 «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон «Об ООО»), решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований Закона «Об ООО», иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества: - не принимавшего участия в голосовании, или голосовавшего против оспариваемого решения.

В части по делу №А61-2317/2018 суд требования о признании недействительным решения общества с ограниченной ответственностью и внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц о признании записи, на основании указанного решения недействительной, мотивированного тем, что истец о проведении общего собрания уведомлен не был, однако участие в общем собрании принимал.

В соответствии с пунктом 1 статьи 181.3 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – Гражданский кодекс) решение собрания недействительно по основаниям, установленным названным Кодексом или иными законами, в силу признания его таковым судом (оспоримое решение) или независимо от такого признания (ничтожное решение).

Недействительное решение собрания оспоримо, если из закона не следует, что решение ничтожно.

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 181.4 Гражданского кодекса основанием для признания недействительным решения общего собрания является существенное нарушение порядка созыва, подготовки и проведения собрания, влияющее на волеизъявление участников собрания.

Согласно пункту 1 статьи 181.5 Гражданского кодекса решение собрания ничтожно в случае, если оно принято по вопросу, не включенному в повестку дня, за исключением случая, если в собрании приняли участие все участники соответствующего гражданско-правового сообщества.

В силу пункта 22 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 09.12.1999 № 90/14 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», если решение общего собрания участников общества обжалуется по мотивам нарушения установленного Законом порядка созыва собрания, следует учитывать, что такое собрание может быть признано правомочным, если в нем участвовали все участники общества.

Исходя из смысла положений Закона об Обществах с ограниченной ответственностью, регулирующих права и обязанности участников общества и особенностей управления в таком обществе, не направление участнику общества уведомления о времени и месте проведения общего собрания расценивается в качестве существенного нарушения. Решение общего собрания участников общества, принятое в отсутствие кворума, не имеет юридической силы.

Как усматривается из материалов дела, на общем собрании участников общества истец участия не принимал, о проведении собрания не уведомлялся, подпись, выполненная в протоколе общего собрания, истцу не принадлежит.

Изложенное свидетельствует о том, что при созыве и проведении общего собрания ответчиком допущены нарушения положений Закона об ООО.

С выводами, отраженными в решение по данному дело, согласились Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Северо- Кавказского округа.

Следует помнить, что суд вправе с учетом всех обстоятельств дела оставить в силе обжалуемое решение при наличии следующих трех условий в совокупности; голосование участника общества, обжалующего решение, не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло причинения убытков данному участнику общества. При этом применение положений пункта 2 статьи 43 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», а также пункта 7 статьи 49 ФЗ «Об акционерных обществах» является правом, а не обязанностью суда. Если же суд при рассмотрении дела установит наличие хотя бы одного из перечисленных обстоятельств, то решение общего собрания участников (акционеров) не может быть оставлено в силе.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 90, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 14 от 09Л 2.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», если стороны, участвующие в судебном споре, в обоснование своих требований или возражений по иску ссылаются на решение общего собрания участников общества, однако судом установлено, что оно принято с существенными нарушениями закона или иных правовых актов (с нарушением компетенции этого органа, при отсутствии кворума  и т.д.), суд должен исходить из следующего: такое решение не имеет юридической силы (в целом или в соответствующей части) независимо от того, было оно

оспорено участником общества или нет.

По делу №А61-4524/2018 – участник сельскохозяйственного производственного кооператива обратился с требованием о признании недействительным решения общего собрания кооператива в части избрания председателя кооператива, мотивировав требования тем, что истец о проведении не извещался, на собрании не присутствовал.

В соответствии с пунктом 1 статьи 20 Федерального закона от 08.12.1995 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" (далее - Закон о сельскохозяйственной кооперации) общее собрание членов кооператива является высшим органом управления кооперативом и полномочно решать любые вопросы, касающиеся деятельности кооператива.

В соответствии с пунктом 2 этой статьи к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива отнесено рассмотрение и принятие решений по вопросам выбора председателя, членов правления кооператива и членов наблюдательного совета кооператива, заслушивание отчетов об их деятельности и прекращение их полномочий.

Созыв общего собрания членов кооператива согласно пункту 3 статьи 21 Закона о сельскохозяйственной кооперации производится правлением кооператива по собственной инициативе или по требованию наблюдательного совета кооператива, ревизионного союза сельскохозяйственных кооперативов, членом которого является кооператив, одной десятой от числа членов кооператива или одной третьей от числа ассоциированных членов кооператива.

В силу пунктов 1, 5 статьи 30.1 Закона о сельскохозяйственной кооперации решение общего собрания членов кооператива, принятое с нарушением требований настоящего Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава кооператива и нарушающее права и (или) законные интересы члена кооператива, может быть признано судом недействительным по заявлению члена кооператива или ассоциированного члена кооператива, не принимавших участия в голосовании или голосовавших против обжалуемого решения. Такое заявление может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда член кооператива или ассоциированный член кооператива узнал или должен был узнать о принятом решении, но в любом случае не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия такого решения.

Согласно пункту 12 статьи 26 Закона о сельскохозяйственной кооперации орган управления кооперативом либо имеющая право на созыв общего собрания членов кооператива группа членов кооператива или ассоциированных членов кооператива, предложившие включить в повестку дня этого собрания вопрос о досрочном освобождении от должности председателя кооператива или исполнительного директора кооператива, обязаны дать в письменной форме обоснование своих предложений.

Орган управления кооперативом либо группа членов кооператива или ассоциированных членов кооператива, осуществляющие созыв общего собрания членов кооператива, в повестку дня которого включен вопрос о досрочном освобождении от должности председателя кооператива или исполнительного директора кооператива, обязаны не менее чем за 30 дней до начала проведения указанного общего собрания направить эти предложения для получения заключения в ревизионный союз, членом которого является кооператив.

В силу пункта 1 статьи 30.1 Федерального закона от 08.12.1995 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" (далее - Закон N 193-ФЗ) решение общего собрания членов кооператива, принятое с нарушением требований данного Федерального закона, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, устава кооператива и нарушающее права и (или) законные интересы члена кооператива, может быть признано судом недействительным по заявлению члена кооператива или ассоциированного члена кооператива, не принимавших участия в голосовании или голосовавших против обжалуемого решения.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181.4 Гражданского кодекса Российской Федерации решение собрания не может быть признано судом недействительным по основаниям, связанным с нарушением порядка принятия решения, если оно подтверждено решением последующего собрания, принятым в установленном порядке до вынесения решения суда.

По смыслу статей 1, 7, 9 и 10 Федерального закона "О производственных кооперативах", к производственным кооперативам должны применяться общие подходы в регулировании корпоративных отношений.

Аналогичная правовая позиция сформирована в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 07.06.2011 N 18439/10 по делу N А81-4955/2009.

Судебно-арбитражной практикой допускалось в целях защиты участников коммерческих корпораций предъявление исков, направленных на восстановление корпоративного контроля, что, в последующем, нашло закрепление в пункте 3 статьи 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая введена Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ (в редакции от 03.07.2016) "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации".

По существу восстановление корпоративного контроля является одним из частных случаев восстановления положения, существовавшего до нарушения права (статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации).

На требование о восстановлении корпоративного контроля распространяется общий трехлетний срок исковой давности, при этом он исчисляется с момента, когда лицо, обращающееся за защитой, узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

В силу статьи 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав может осуществляться, в том числе, восстановлением положения, существовавшего до нарушения права.

В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты выражается в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества (лишения пая в производственном кооператива) исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном товариществе (обществе, производственном кооперативе), которое он имел бы, если бы ответчик соблюдал требования законодательства, действуя добросовестно и разумно.

Статья 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает такой способ защиты гражданских прав, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права.

В корпоративных отношениях реализация данного способа защиты может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном товариществе, которое он имел бы, если бы соблюдал требования законодательства, действуя добросовестно и разумно.

Исходя из норм статей 107, 109, 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 1, 9, 10 Федерального закона "О производственных кооперативах" пай в производственном кооперативе представляет собой особый вид имущества, на который, в случае его выбытия из владения члена кооператива, распространяются правовые механизмы защиты прав собственника объектов гражданских прав, в частности такой способ защиты как виндикация.

В пункте 5 статьи 17.1 Федерального закона "О производственных кооперативах" предусмотрено, что заявление члена кооператива о признании решений общего собрания членов кооператива и (или) иных органов управления кооперативом недействительными может быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда член кооператива узнал или должен был узнать о принятом решении, но в любом случае не позднее чем в течение шести месяцев со дня принятия такого решения.

Указанный срок в случае его пропуска восстановлению не подлежит.

В силу статьи 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. При этом пропуск этого срока является самостоятельным и достаточным основанием к вынесению судом решения в отказе в иске.

В связи с тем, что требования истца были направлены не на восстановление корпоративного контроля посредством признания недействительным решения собрания об исключении из числа участников, а на восстановление его в должности председателя, к требованию подлежит применению сокращенный срок исковой давности, что послужило основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Также следует учитывать то обстоятельство, что обжаловать решение общего собрания кооператива имеет право лишь участник данного кооператива.

В рамках дела №А61-7296/2018 истец обратился с требованием о признании решения общего собрания кооператива в части прекращения полномочий истца в качестве председателя кооператива недействительным.

Однако, согласно согласно п.4 Закона № 193-ФЗ время работы в кооперативе работников и членов производственного кооператива засчитывается в общий и непрерывный трудовой стаж на основании записей в трудовых книжках, которые производственный кооператив обязан вести на каждого члена кооператива.

В пункте 3 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 16.04.2003 № 225 указывается, что работодатель (за исключением работодателей -физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями) ведет трудовые книжки на каждого работника, проработавшего у него свыше 5 дней, если работа данного работодателя является для работника основной.

Согласно статье 13 Закона № 193-ФЗ работа в производственном кооперативе для его членов является основной.

Таким образом, поскольку работа в СПК является для его членов основной, СПК должен вести трудовую книжку каждого члена СПК вне зависимости от того, заключен с членом СПК трудовой договор или нет.

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что на членов СПК распространяются общие правила ведения трудовых книжек, установленные вышеуказанными нормативными правовыми актами, с учетом особенностей, предусмотренных Законом № 193-ФЗ

Граждане, изъявившие желание вступить в кооператив после его государственной регистрации, подают в правление кооператива заявление с просьбой о приеме в члены кооператива. При этом в соответствии с пунктом 5 статьи 15 Закона № 193-ФЗ заявитель считается принятым в члены кооператива со дня утверждения соответствующего решения правления кооператива наблюдательным советом кооператива или общим собранием членов кооператива.

Таким образом, в трудовую книжку члена СПК вносится соответствующая запись о приеме в члены СПК с указанием даты и номера документа, которым наблюдательный совет (общее собрание) утвердил решение о принятии данного гражданина в члены СПК.

Сведений о приемы в члены кооператива истцом в материалы дела не представлены.

Таким образом, у истца отсутствовали полномочия на обжалование решения общего собрания кооператива.

2. Споры, связанные с принадлежностью долей в уставном капитале обществ, реализацией вытекающих из них прав

В соответствии с частью 1 статьи 87 Гражданского кодекса Российской Федерации, обществом с ограниченной ответственностью признается учрежденное одним или несколькими лицами общество, уставный капитал которого разделен на доли определенных учредительными документами размеров.

Согласно статье 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» его участник вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества либо другому лицу в порядке, предусмотренном настоящим законом и уставом общества.

Согласно пункту 1 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» переход доли или части доли в уставном капитале общества к одному или нескольким участникам данного общества либо к третьим лицам осуществляется на основании сделки, в порядке правопреемства или на ином законном основании.

Так по делу №А61-239/2020 истец обратился с требованием о признании договора купли-продажи доли в ООО недействительным, мотивировав требования отсутствием оплаты спорной доли.

Согласно статье 128 Гражданского кодекса Российской Федерации объектами гражданских прав являются вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью входит в состав такой группы объектов гражданских прав, как иное имущество, к которому статьей 128 Гражданского кодекса Российской Федерации в числе прочего относит имущественные права. Не являясь вещью, она представляет собой способ закрепления за лицом определенного объема имущественных и неимущественных прав и обязанностей участника общества.

Ранее эти сделки можно было оформить в виде договора между продавцом и покупателем в обычной письменной форме. Но с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 312-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской федерации», вступившим в силу с 01.07.2009, подобные сделки подлежат обязательному удостоверению у нотариуса. Несоблюдение нотариальной формы указанной сделки влечет за собой ее недействительность.

Договор купли-продажи доли в ООО по указанному спору нотариально удостоверен. По условиям договора передача денежных средств в счет оплаты спорных долей произошла в момент заключения договора.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, в связи с тем, что истцом в материалы дела не представлены доказательства существенного нарушения ответчиком условий заключенного договора купли-продажи, а также, что ответчиком оплата спорной доли ООО не была произведена.

По делу № А61-1588/2018 учредитель  ООО  обратился  в Арбитражный суд РСО-Алания с иском к о признании недействительными договора купли-продажи доли в размере 100% уставного капитала Общества, о признании права собственности на указанную долю и признании недействительными записей в ЕГРЮЛ, о признании права собственности на 100 % доли в уставном капитале.

Исковые требования мотивированы тем, что спорные доли выбыли из владения истца помимо его воли.

Согласно  статье  14  Федерального  закона  от  08.02.1998  №  14-ФЗ  «Об  обществах  с ограниченной  ответственностью» уставный капитал общества  составляется из номинальной стоимости долей его участников. Размер доли участника общества в уставном капитале общества определяется в процентах или в виде дроби. Размер доли участника общества должен соответствовать  соотношению  номинальной  стоимости  его  доли  и  уставного  капитала общества. 

Исходя из системного толкования глав III и IV Закона об обществах с ограниченной ответственностью, доля в уставном капитале общества определяет наличие у участника общества определенных обязательственных прав по отношению к обществу (участие в управлении, предоставление информации, участие в распределении прибыли). 

Общий  подход к рассмотрению споров, возникающих по искам  о восстановлении корпоративного  контроля, определен в постановлениях  Президиума Высшего Арбитражного  Суда Российской Федерации от 03.06.2008 № 1176/08 и от 10.06.2008 № 5539/08.

В статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрен такой способ защиты  гражданских  прав,  как  восстановление  положения,  существовавшего  до нарушения права. В области корпоративных отношений реализация данного способа защиты прав может выражаться в виде присуждения истцу соответствующей доли участия

в уставном капитале хозяйственного товарищества или общества, исходя из того, что он имеет право на такое участие в хозяйственном товариществе или обществе, которое он имел бы при соблюдении требований действующего законодательства. 

Требования о признании права на долю в уставном капитале общества в таких случаях следует расценивать как восстановление корпоративного контроля, и при неправомерном изменении  состава  участников  общества,  помимо  их  воли,  право  подлежит  защите  в соответствии с указанной нормой. 

Судом установлено, что спорные доли выбыли из владения истца помимо его воли, поэтому требования истца о восстановлении корпоративного контроля подлежат удовлетворению независимо от добросовестности последующих приобретателей этих долей. 

Ответчик не согласившись с принятым решением обратился с апелляционной жалобой в Шестнадцатый апелляционный арбитражный суд.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда, решение суда первой инстанции отменено, в связи с истечением срока исковой давности.

Истец, не согласившись с Постановлением суда апелляционной инстанции, обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд Северо- Кавказского округа.

Постановлением суда кассационной инстанции Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда отменено, решение Арбитражного суда РСО-Алания оставлено в силе.

Как указал суд кассационной инстанции, суждения суда апелляционной инстанции о том, что иск заявлен за пределами срока исковой давности необоснованны, в связи с тем, что спорные договора совершены при наличии обстоятельств, свидетельствующих о злоупотреблении правом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В пункте 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

Течение срока исковой давности по недействительным сделкам регламентировано статьей 181 Гражданского кодекса.

На основании пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

Сделки, совершенные при установлении факта злоупотребления правом являются ничтожными (статья 168, пункт 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), что является основанием для отказа в защите права недобросовестному лицу.

Верховный суд Российской Федерации не нашел оснований для передачи кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии Верховного суда Российской Федерации.

3. Споры, связанные с возмещением убытков, причиненных юридическому лицу

Согласно разъяснениям, данным в п. 9 Постановления № 62 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» от 30.07.2013г., требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями п. 3 ст. 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на ст. 277 Трудового кодекса РФ.

При этом с учетом положений п. 4 ст. 225.1 АПК РФ споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абз. 1 ст. 277 Трудового кодекса РФ, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (п. 2 ч. 1 ст. 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.

Согласно п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Как следует из пункта 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее - постановление № 62), лицо, входящее в состав органов юридического лица (единоличный исполнительный орган - директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.; члены коллегиального органа юридического лица - члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т.п.; далее - директор), обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Согласно пункту 2 постановления № 62 недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом ("фирмой-однодневкой" и т.п.).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в абзацах 3 - 5 пункта 1 постановления № 62, в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

При этом следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входило названное лицо, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий связана с риском предпринимательской и (или) иной экономической деятельности (пункт 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). Поскольку судебный контроль призван обеспечивать защиту прав юридических лиц и их учредителей (участников), а не проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.

Согласно пункту 4 постановления № 62 добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством.

В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора, понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее - постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62) указано, что арбитражным судам следует принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

В рамках дела №А61-4165/2019 истец обратился с требованием о взыскании с бывшего руководителя предприятия убытков.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении № 62 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» от 30.07.2013г., по делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Согласно п. 1-2 ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Как указывает истец, убытки возникли вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком обязанностей директора, в связи с чем, у предприятия образовалась задолженность, взысканная в рамках иных судебных разбирательств.

Решением Арбитражного суда РСО-Алания в удовлетворении исковых требований отказано, в связи с отсутствием достоверных доказательств причинения убытков в заявленном размере в результате действий (бездействий) ответчика.

Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Северо -Кавказского округа согласился с выводами суда первой инстанции.

 

4. Споры, связанные с взысканием прибыли (дивидендов) общества

Статьей 42 Федерального закона «Об акционерных обществах» № 208-ФЗ от 26.12.1995 (далее по тексту - Закон об акционерных обществах) определен порядок принятия решения о выплате дивидендов.

Так, общество вправе по результатам первого квартала, полугодия, девяти месяцев отчетного года и (или) по результатам отчетного года принимать решения (объявлять) о выплате дивидендов по размещенным акциям, если иное не установлено настоящим Федеральным законом. Решение о выплате (объявлении) дивидендов по результатам первого квартала, полугодия и девяти месяцев отчетного года может быть принято в течение трех месяцев после окончания соответствующего периода.

Общество обязано выплатить объявленные по акциям каждой категории (типа) дивиденды, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом. Дивиденды выплачиваются деньгами, а в случаях, предусмотренных уставом общества, - иным имуществом (пункт 1 статьи 42 Закона об акционерных обществах).

Источником выплаты дивидендов является прибыль общества после налогообложения (чистая прибыль общества). Чистая прибыль общества определяется по данным бухгалтерской (финансовой) отчетности общества. Дивиденды по привилегированным акциям определенных типов также могут выплачиваться за счет ранее сформированных для этих целей специальных фондов общества (пункт 2 статьи 42 Закона об акционерных обществах).

Решение о выплате (объявлении) дивидендов принимается общим собранием акционеров. Указанным решением должны быть определены размер дивидендов по акциям каждой категории (типа), форма их выплаты, порядок выплаты дивидендов в неденежной форме, дата, на которую определяются лица, имеющие право на получение дивидендов.

Так, по делу №А61-7614/2018 истец обратился с требованием о выплате по обыкновенным акциям общества.

В рассматриваемом случае протоколом совета директоров общества принято решение, оформленное протоколом заседания совета директоров о выплате дивидендов. Также, единственным акционерном общества было принято решение о направление прибыли на выплату дивидендов.

В пункте 16 Постановления № 19 указано, что в случае невыплаты объявленных дивидендов в установленный срок акционер вправе обратиться с иском в суд о взыскании с общества причитающейся ему суммы дивидендов.

Решением Арбитражного суда РСО-Алания исковые требования удовлетворены.

Не согласившись с решением  Арбитражного суда   Республики Северная Осетия - Алания   общество  обратилось  в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просило  решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новый судебный акт об  отказе в   удовлетворении заявленных  требований  истца.

В обосновании жалобы ответчиком указано, что на основании бухгалтерского баланса за спорный период стоимость чистых активов меньше его уставного капитала.

В пункте 4 статьи 43 Закона об акционерных обществах определены условия, при которых общество не вправе выплачивать объявленные дивиденды: если на день выплаты общество отвечает признакам несостоятельности (банкротства) в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) или если указанные признаки появятся у общества в результате выплаты дивидендов; если на день выплаты стоимость чистых активов общества меньше суммы его уставного капитала, резервного фонда и превышения над номинальной стоимостью определенной уставом общества ликвидационной стоимости размещенных привилегированных акций либо станет меньше указанной суммы в результате выплаты дивидендов; в иных случаях, предусмотренных федеральными законами.

Судом апелляционной инстанции данный довод отклонен, в связи с тем, что в материалы дела ответчиком не представлены достоверные доказательства, свидетельствующие о неплатежеспособности общества.

Решение Арбитражного суда РСО-Алания оставлено без изменения.

5. Споры об обязании общества предоставить документы

На основании статей 33, 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией.

В соответствии со статьей 67 Гражданского кодекса Российской Федерации участники хозяйственного общества вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке.

Положениями пункта 1 статьи 65.2 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что участники корпорации (участники, члены, акционеры и т.п.) вправе, в том числе, в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом и учредительным документом корпорации, получать информацию о деятельности корпорации и знакомиться с ее бухгалтерской и иной документацией.

Согласно статье 8 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники общества вправе получать информацию о деятельности общества и знакомиться с его бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном его уставом порядке. Перечень документов, подлежащих обязательному хранению обществом, установлен пунктом 1 статьи 50 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».

Так, общество обязано хранить следующие документы: - договор об учреждении общества, за исключением случая учреждения общества одним лицом, решение об учреждении общества, устав общества, а также внесенные в устав общества и зарегистрированные в установленном порядке изменения; - протокол (протоколы) собрания учредителей общества, содержащий решение о создании общества и об утверждении денежной оценки неденежных вкладов в уставный капитал общества, а также иные решения, связанные с созданием общества; - документ, подтверждающий государственную регистрацию общества; - документы, подтверждающие права общества на имущество, находящееся на его балансе; - внутренние документы общества; - положения о филиалах и представительствах общества; - документы, связанные с эмиссией облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг общества; - протоколы общих собраний участников общества, заседаний совета директоров (наблюдательного совета) общества, коллегиального исполнительного органа общества и ревизионной комиссии общества; - списки аффилированных лиц общества; -заключения ревизионной комиссии (ревизора) общества, аудитора, государственных и муниципальных органов финансового контроля; - иные документы, предусмотренные федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации, уставом общества, внутренними документами общества, решениями общего собрания участников общества, совета директоров (наблюдательного совета) общества и исполнительных органов общества.

В соответствии с пунктом 3 статьи 50 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано обеспечивать участникам общества доступ к имеющимся у него судебным актам по спору, связанному с созданием общества, управлением им или участием в нем, в том числе определениям о возбуждении арбитражным судом производства по делу и принятии искового заявления или заявления, об изменении основания или предмета ранее заявленного иска.

Указанные документы должны храниться по месту нахождения единоличного исполнительного органа общества или в ином месте, известном и доступном участникам общества (пункт 2 статьи 50 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

В статье 3 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» указано, что под бухгалтерской (финансовой) отчетностью понимается информация о финансовом положении экономического субъекта на отчетную дату, финансовом результате его деятельности и движении денежных средств за отчетный период. Первичные учетные документы, регистры бухгалтерского учета, бухгалтерская (финансовая) отчетность, аудиторские заключения о ней подлежат хранению экономическим субъектом в течение сроков, устанавливаемых в соответствии с правилами организации государственного архивного дела, но не менее пяти лет после отчетного года (пункт 1 статьи 29 Федерального закона от 06.12.2011 № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете»).

Согласно подпункту 8 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов.

В соответствии с пунктом 4 статьи 50 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество по требованию участника общества обязано обеспечить ему доступ к документам, предусмотренным пунктами 1 и 3 указанной статьи. В течение трех дней со дня предъявления соответствующего требования участником общества указанные документы должны быть предоставлены обществом для ознакомления в помещении исполнительного органа общества. Общество по требованию участника общества обязано предоставить ему копии указанных документов. Плата, взимаемая обществом за предоставление таких копий, не может превышать затраты на их изготовление.

В соответствии с пунктом 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 №144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» право участника хозяйственного общества на получение информации об обществе предусмотрено статьей 67 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также отдельными положениями законодательства о хозяйственных обществах.

При реализации своего права на получение информации участники хозяйственных обществ не обязаны раскрывать цели и мотивы, которыми они руководствуются, требуя предоставления информации об обществе, а также иным образом обосновывать наличие интереса в получении соответствующей информации, за исключением случаев, вытекающих из закона.

Согласно пункту 3 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» из содержания пункта 1 статьи 67 ГК РФ следует, что порядок предоставления участникам хозяйственного общества информации может устанавливаться уставом общества. При этом положения устава общества не могут ограничивать права участников на информацию по сравнению с правами, предоставляемыми им Федеральным законом от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее - Закон об акционерных обществах) или Федеральным законом от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью).

Ограничение прав участников во внутренних документах хозяйственного общества также не допускается; соответствующие положения устава или учредительных документов не подлежат применению судами.

Закон об обществах с ограниченной ответственностью предусматривает возможность установления в уставе только порядка получения информации об обществе, но не перечня информации, которая подлежит предоставлению участникам общества.

Из абзаца 3 пункта 1 статьи 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью следует, что участник имеет право требовать любые имеющиеся у общества документы, которые связаны с деятельностью этого общества.

Таким образом, данная норма не ограничивает право участника общества на получение информации о его деятельности определенными документами. Согласно сложившейся судебной практике законом не ограничен объем документации общества, с которой участник вправе ознакомиться (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 16.04.2009 по делу №А56-11064/2008).

Согласно рекомендациям Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 5 Информационного письма от 18.01.2011 №144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ», судам следует исходить из того, что ни Закон об акционерных обществах, ни Закон об обществах с ограниченной ответственностью не содержат положений, ограничивающих право участника требовать предоставления информации и документов за период деятельности хозяйственного общества, в течение которого данное лицо не являлось участником этого общества.

С момента приобретения статуса участника хозяйственного общества лицо может требовать предоставления документов общества независимо от даты составления этих документов.

Если участник обратился с требованием к хозяйственному обществу о предоставлении заверенных копий документов, то исполнение обществом обязанности по предоставлению участнику информации может считаться надлежащим только при условии, что копии таких документов заверены должностным лицом общества, полномочия которого вытекают из устава общества, его внутренних документов, или лицом, полномочия которого на заверение копий документов общества явствуют из обстановки, в которой такое лицо действует (например, сотрудником общества, присутствующим при ознакомлении участника с документами), в установленном порядке с проставлением печати общества либо верность копий документов засвидетельствована нотариусом (п. 9 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»). Пунктом 7 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» предусмотрено, что в случае непредоставления, а равно нарушения порядка и (или) сроков предоставления хозяйственным обществом по требованию участника информации такое общество может быть привлечено к административной ответственности на основании части 1 статьи 15.19, части 2 и 11 статьи 15.23.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее -КоАП РФ).

Судам при рассмотрении дел об оспаривании решений о привлечении к административной ответственности за непредставление информации по требованию участника следует иметь в виду, что Закон об акционерных обществах и Закон об обществах с ограниченной ответственностью предусматривают две формы осуществления права участника на информацию: ознакомление с документами и получение копий документов.

Выбор конкретной формы реализации права на получение информации осуществляется участником, при этом его право требовать предоставления копий документов не обусловлено необходимостью первоначально прибыть по месту нахождения хозяйственного общества и ознакомиться с документами.

Кроме того, в процессе ознакомления с документами, вне зависимости от того, было ли это оговорено в его требовании о предоставлении информации, участник хозяйственного общества может самостоятельно с использованием личных технических средств (ручной сканер, фотоаппарат и т.д.) производить копирование документов, с которыми он знакомится.

В случае, когда участник обратился в хозяйственное общество с требованием о предоставлении копии и (или) обеспечении доступа к документу, который в силу закона или иного правового акта должен храниться обществом, но при этом данный документ по каким-то причинам у него отсутствует, общество обязано сообщить участнику об отсутствии документа, а также (при наличии таких сведений) о причинах его отсутствия, месте нахождения документа и предполагаемой дате, когда он будет возвращен в общество или восстановлен (при наличии такой возможности).

В такой ситуации участник также имеет право потребовать, чтобы общество по возвращении или восстановлении отсутствующего документа сообщило ему об этом. Непредставление участнику указанной в настоящем пункте информации является нарушением права участника на информацию, за которое общество может быть привлечено к ответственности в установленном законодательством порядке (часть 1 статьи 15.19 КоАП РФ) (п. 8 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»).

Пунктом 14 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» предусмотрено, что в силу абзаца третьего пункта 1 статьи 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью участники хозяйственного общества при соблюдении установленных законом ограничений имеют возможность требовать предоставления доступа к документам бухгалтерского учета и (или) изготовления их копий. В соответствии с пунктом 17 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» поскольку Закон об обществах с ограниченной ответственностью не содержит ограничений на предоставление документов бухгалтерского учета, то к ним имеют доступ все участники общества. Согласно пункту 18 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ» судам следует учитывать, что если участник обращается в хозяйственное общество с требованием о предоставлении документов бухгалтерской отчетности за период, в который такое хозяйственное общество было освобождено от обязанности ведения бухгалтерского учета (пункт 3 статьи 4 Закона о бухгалтерском учете), то общество не вправе отказывать в предоставлении информации, ссылаясь на отсутствие таких документов, а обязано сообщить участнику об отсутствии документов бухгалтерской отчетности и причинах их отсутствия, а также предложить ознакомиться с книгой учета доходов и расходов за соответствующий период, используемой организациями, применяющими упрощенную систему налогообложения (статья 346.24 Налогового кодекса Российской Федерации), и (или) предоставить ее копию.

Отсутствие в требованиях истца указания реквизитов запрошенных им документов само по себе не является основанием для отказа в удовлетворении его требований, поскольку право участника общества на получение информации о его деятельности является элементом корпоративного контроля, а требования истца в настоящем споре, по сути, направлены на обеспечение реализации корпоративного контроля в обществе.

Участнику общества не может быть вменено в обязанность указание точных данных всех запрашиваемых им документов, а также доказывание их фактического наличия во владении общества на момент рассмотрения спора.

Заявленные истцом в настоящем споре требования в силу специфики корпоративных отношений не могут рассматриваться по аналогии с правилами статьи 398 Гражданского кодекса Российской Федерации, предполагающими установление наличия на момент рассмотрения спора подлежащей передаче кредитору индивидуально определенной вещи во владении должника по договору, поскольку в силу объемов и длительности деятельности общества как хозяйствующего субъекта отдельный его участник не может отследить все его операции и быть уведомленным о соответствующих документах.

В ином случае право на участие в управлении обществом, в том числе право на оспаривание сделок, заключенных вопреки правам и интересам общества, окажется неосуществимым. Данные выводы не противоречат принципу исполнимости судебного акта, выраженному в статье 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку заявленные истцом в настоящем споре требования направлены на предоставление документов, которыми обычно оформляется финансово-хозяйственная деятельность общества с ограниченной ответственностью.

Возможное отсутствие некоторых из документов, указанных в решении суда, выявленное на стадии его исполнения, свидетельствует о том, что такие документы обществом не велись; данный - отрицательный - результат исполнения судебного акта, тем не менее, дает истцу определенную информацию о том, как в обществе оформлялись и хранились те или иные документы, проводились финансово-хозяйственные операции и, соответственно, насколько правомерна деятельность директора общества и его бухгалтера.

Истцом в рамках дела №А61-2267/2020 в адрес ответчика направлялся запрос с требованием о предоставлении ему как участнику общества документов, связанных с деятельностью общества.

Данное письмо истца возвращено истцу с отметкой отделения почтовой связи «об истечении срока хранения».

Как верно указал суд первой инстанции, в силу пункта 67 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» юридически значимое сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено, но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним (пункт 1 статьи 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Например, сообщение считается доставленным, если адресат уклонился от получения корреспонденции в отделении связи, в связи с чем, она была возвращена по истечении срока хранения. Юридическое лицо несет риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, поступивших по его адресу, указанному в ЕГРЮЛ, а также риск отсутствия по этому адресу своего представителя, и такое юридическое лицо не вправе в отношениях с лицами, добросовестно полагавшимися на данные ЕГРЮЛ об адресе юридического лица, ссылаться на данные, не внесенные в указанный реестр, а также на недостоверность данных, содержащихся в нем (в том числе на ненадлежащее извещение в ходе рассмотрения дела судом, в рамках производства по делу об административном правонарушении и т.п.), за исключением случаев, когда соответствующие данные внесены в ЕГРЮЛ в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем помимо воли юридического лица (пункт 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом случае, общество (ответчик) не обеспечило получение почтовой корреспонденции) по адресу, обозначенному в ЕГРЮЛ на дату направления такой корреспонденции, в связи с чем, на нем лежит риск возникновения неблагоприятных последствий в результате неполучения данного извещения.

Решением Арбитражного суда РСО-Алания по указанному спору требования удовлетворены.

Следует отметить, что в судебной практике нашло отражение, что требования участника о предоставлении банковских выписок общества удовлетворению не подлежат, в связи с тем, что данные документы не относятся к составу бухгалтерской (финансовой отчетности), а также к документации, подлежащей хранению в обществе. Данный довод нашел свое отражение в правовой позиции Верхового суда, изложенной в определении от 21.10.2016 г. № 307-ЭС16-13676 .

Руководствуясь изложенным, судом в рамках делах №А61-5772/2019 исковые требования о предоставлении документации удовлетворил частично.

Ответчик в апелляционной жалобе просил решение Арбитражного суда РСО-Алания отменить, в удовлетворении исковых требований отказать.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения апелляционный жалобы и отмены решения.

В рамках настоящего обобщения судебной практики не преследовалась цель исследования и изучения всех возможных категорий дел, связанных с применением корпоративного законодательства. При подготовке обобщения было обращено внимание на наиболее часто встречающиеся категории указанных дел, рассмотренных судом за соответствующий период.

Целью проведения настоящего обобщения, являлось установление единообразия практики рассмотрения корпоративных споров, а также правильность применения судом правовых норм, выявление спорных вопросов, представляющих трудности в их решении и по которым не выработана единообразная практика применения.

По результатам проведенного обобщения можно сделать вывод о том, что в большинстве случаев практика рассмотрения дел данной категории Арбитражным судом Республики Северная Осетия-Алания соответствует законодательству, нормы материального и процессуального права судьями применяются правильно. Процент отмены решений по данной категории дел незначителен.

 

Судья Арбитражного суда РСО-Алания

Дзугкоева Э.Ю.

Сервис временно не доступен