Актуальные проблемы практики рассмотрения дел о банкротстве в Арбитражном суде Республики Северная Осетия-Алания за 2020-2021г.г.

Актуальные проблемы практики рассмотрения дел о банкротстве в Арбитражном суде Республики Северная Осетия-Алания за 2020-2021г.г.

 

Целью обобщения судебной практики, сложившейся в суде в 2020-2021г.г. при рассмотрении споров, связанных с банкротством, является выявление и анализ теоретических  проблем правоприменительной практики суда, выделение и устранение ошибок и различий применения судьями законодательства, выявление причин и условий, способствовавших этому.

Об актуальности темы свидетельствует все возрастающее количество заявлений о банкротстве, поступающих в суд.

Изучение материалов судебных дел должно не только вскрыть допускаемые ошибки и имеющиеся недостатки, но и выявить причины, незнание или непонимание отдельными судьями закона, небрежность и невнимательность в работе, неправильную организацию работы (возможно также судебного процесса), наличие неясных вопросов в судебной практике.

В ходе изучения конкретных дел и материалов отбирались только те из них, которые являются характерными по изучаемой теме. При этом выявлялись также конкретные примеры, не являющиеся характерными, однако по своим методам и форме работы являющимися новыми, в связи с чем, заслуживают распространения.

1. При включении в реестр требований кредиторов как обеспеченного залогом имущества должника обязательство должника признаются обеспеченным залогом в целом независимо от оценки предмета залога (за исключением случая, когда обязательство обеспечивалось залогом не в полном объеме, а только в части).

Ошибочным является включение в реестр требования, как обеспеченного залогом имущества должника, исходя из начальной продажной цены.

Согласно пункту 1 статьи 334 ГК РФ в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества (предмета залога) преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит заложенное имущество (залогодателя).

В соответствии со статьей 337 ГК РФ если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения.

В силу пункта 2 статьи 138 Закона о банкротстве в случае, если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, восемьдесят процентов направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов.

Согласно разъяснениям, приведенным в абзаце пятом пункта 1 Постановления N 58, устанавливая требования залогового кредитора, суд учитывает, что в соответствии со статьей 337 и пунктом 1 статьи 339 ГК РФ обязательство должника признается обеспеченным залогом в целом независимо от оценки предмета залога (за исключением случая, когда обязательство обеспечивалось залогом не в полном объеме, а только в части).

  дело N А61-600/2021

 

2. При определении начала течения срока исковой давности для оспаривания сделок в рамках банкротства следует учитывать нормально необходимое время для получения информации, из которой арбитражный управляющий мог сделать вывод о нарушении права.

Законодательство связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать о нарушении права (Определение Верховного Суда РФ от 02.06.2021 N 305-ЭС19-8220 (4) по делу N А40-161486/2017, Определение Верховного Суда РФ от 09.03.2021 N 305-ЭС19-20020 (9) по делу N 56-18086/2016, Определение Верховного Суда РФ от 05.02.2016 N 304-ЭС14-5681 (7) по делу N А46-1949/2013, Определение Верховного Суда РФ от 15.06.2015 N 309-ЭС15-1959 по делу N А47-2454/2011).

В соответствии с пунктом 6 ст. 20.3 Закона о несостоятельности (банкротстве) утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих, в связи с чем срок исковой давности должен исчисляться с момента, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки. Назначение нового конкурсного управляющего не изменяет порядок исчисления срока исковой давности и не продлевает его.

В соответствии с абзацем 6 пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике, принадлежащем ему имуществе, в том числе об имущественных правах, и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов и органов местного самоуправления.

Абзацем 10 пункта 1 статьи 20.3 Закона о банкротстве установлено, что физические лица, юридические лица, государственные органы и органы местного самоуправления представляют запрошенные арбитражным управляющим сведения в течение семи дней со дня получения запроса без взимания платы.

Таким образом, права и обязанности конкурсного управляющего, установленные статьей 129 Закона о банкротстве, связаны с активной и своевременной деятельностью арбитражного управляющего, нацеленной на удовлетворение требований кредиторов должника, что соответствует положениям пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве.

Пунктом 8 части 13 статьи 62 Федерального закона от 13.07.2015 N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" (далее - Закон N 218-ФЗ) установлено, что сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, о правах отдельного лица на имеющиеся или имевшиеся у него объекты недвижимости предоставляются, в том числе, арбитражному управляющему, внешнему управляющему, конкурсному управляющему в деле о банкротстве в отношении объектов недвижимости, принадлежащих соответствующему должнику, лицам, входящим в состав органов управления должника, контролирующим должника лицам, временной администрации финансовой организации в отношении объектов недвижимости, принадлежащих соответствующему должнику, если соответствующие сведения необходимы для осуществления полномочий арбитражного управляющего, внешнего управляющего, конкурсного управляющего в деле о банкротстве, временной администрации финансовой организации в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Согласно части 9 статьи 62 Федерального закона "О государственной регистрации недвижимости" сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, предоставляются в срок не более трех рабочих дней со дня получения органом регистрации прав запроса о предоставлении сведений, если иной срок не установлен данным Федеральным законом.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 63 Закона N 218-ФЗ сведения, содержащиеся в ЕГРН, предоставляются бесплатно по запросам о предоставлении сведений арбитражного управляющего, конкурсного управляющего в деле о банкротстве в отношении объектов недвижимости, принадлежащих соответствующему должнику, лиц, входящих в состав органов управления должника, контролирующих должника лиц, временной администрации финансовой организации в отношении объектов недвижимости, принадлежащих соответствующему должнику, если соответствующие сведения необходимы для осуществления полномочий арбитражного управляющего, конкурсного управляющего в деле о банкротстве, временной администрации финансовой организации в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)".

Физические лица, юридические лица, государственные органы, органы управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и органы местного самоуправления представляют запрошенные арбитражным управляющим сведения в течение семи дней со дня получения запроса без взимания платы (абзац 10 статьи 20.3 Закона о банкротстве).

Порядок предоставления сведений, содержащихся в ЕГРН (включая формы запросов о предоставлении сведений, порядок и способы направления запросов о предоставлении сведений, формы предоставления сведений, их состав и порядок заполнения таких запросов), в спорный период был установлен приказом Минэкономразвития России от 23.12.2015 N 968 "Об установлении Порядка предоставления сведений, содержащихся в едином государственном реестре недвижимости, и порядка уведомления заявителей о ходе оказания услуги по предоставлению сведений, содержащихся в едином государственном реестре недвижимости" (далее - Порядок, действует до 26.07.2021). Предоставление сведений, содержащихся в ЕГРН, осуществляется одним из способов, указанных в запросе *пункт 6 Порядка). Орган регистрации прав предоставляет сведения в срок не более трех рабочих дней со дня получения запроса, за исключением запроса нотариуса, направленного в электронной форме в автоматизированном режиме, по которому в соответствии с частью 14 статьи 62 Закона сведения предоставляются в электронной форме в автоматизированном режиме незамедлительно, но не позднее следующего рабочего дня после дня направления соответствующего запроса. (пункт 7 Порядка).

В соответствии с пунктом 1 статьи 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего до даты прекращения производства по делу о банкротстве, или заключения мирового соглашения, или отстранения конкурсного управляющего он осуществляет полномочия руководителя должника и иных органов управления должника, в пределах, в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

При этом неиспользование управляющим всех указанных средств и вызванная этим неосведомленность о совершении должником каких-либо хозяйственных операций не может рассматриваться как обстоятельство, объективно продлевающее срок исковой давности и ставящее ответчиков в худшее правовое положение, чем то, которое они имели бы в сравнимых условиях при аналогичных обстоятельствах (определение Верховного Суда Российской Федерации от 28.01.2016 года N 308-ЭС15-18793).

Таким образом, финансовый управляющий с момента своего назначения имеет возможность получить общедоступные сведения из ЕГРН на спорные объектов недвижимости, а установив отчуждение принадлежащего должнику имущества, обратиться в порядке ст. 63 Закона о регистрации за получением сведений ограниченного доступа о содержании правоустанавливающих документов как бывший собственник в отношении спорного объекта недвижимого имущества. Финансовый управляющий также имеет возможность истребовать документацию через суд в порядке статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
дело N А61-389/2018

4. Закон о банкротстве в рамках процедуры наблюдения не предусматривает исполнение третьими лицами обязательств должника перед отдельными кредиторами, за исключением погашения задолженности по уплате обязательных платежей. Такая возможность предоставляется в последующих процедурах (конкурное производство, внешнее управление)

В соответствии с пунктом 1 статьи 125 Закона о банкротстве собственник имущества должника - унитарного предприятия, учредители (участники) должника либо третье лицо или третьи лица в любое время до окончания конкурсного производства вправе одновременно удовлетворить все требования кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов или предоставить должнику денежные средства, достаточные для удовлетворения всех требований кредиторов в соответствии с реестром требований кредиторов в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 113 настоящего Федерального закона.

При этом указанной статьей установлены специальные правила погашения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника.

Статьи 71.1, 85.1, 112.1, 113 и 125 Закона о банкротстве устанавливают специальные правила по отношению к пункту 2 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым исполнение обязательств должника его учредителем (участником) собственником имущества должника - унитарного предприятия либо третьим лицом или третьими лицами после введения первой процедуры банкротства допускается с соблюдением порядка, предусмотренного законодательством о банкротстве.

Лицо, имеющее намерение погасить требования к должнику об уплате обязательных платежей в полном объеме, направляет заявление о таком намерении в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, должнику, временному управляющему, а также в уполномоченные органы.

В заявлении о намерении погасить требования к должнику об уплате обязательных платежей в полном объеме (далее также - заявление о намерении) должны быть указаны: наименование (для юридического лица), фамилия, имя, отчество (для физического лица) заявителя; срок погашения требований к должнику об уплате обязательных платежей, который не может превышать тридцать рабочих дней с даты вынесения арбитражным судом соответствующего определения.

Размер и очередность требований лица, осуществившего погашение требований к должнику об уплате обязательных платежей, учитываются в реестре требований кредиторов в размере и очередности, как и погашенные требования к должнику об уплате обязательных платежей.

В случае, если требования к должнику об уплате обязательных платежей были погашены не в полном размере либо с нарушением порядка или сроков погашения, которые установлены определением арбитражного суда, арбитражный суд выносит определение об отказе в признании погашенными требований к должнику об уплате обязательных платежей.

Согласно разъяснениям Президиума Верховного Суда Российской Федерации, изложенным в пункте 28 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства от 20.12.2016, после введения первой процедуры по делу о банкротстве третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа по обязательным платежам на основании положений статей 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве.

Иные обязательства должника перед кредиторами третье лицо вправе самостоятельно исполнить только посредством удовлетворения в полном объеме всех требований, включенных в реестр, либо в процедуре внешнего управления, либо в процедуре конкурсного производства в порядке, предусмотренном статьями 113 и 125 упомянутого закона.

Наблюдение - процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях обеспечения сохранности его имущества, проведения анализа финансового состояния должника, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов (абзац 13 статьи 2 Закона о банкротстве).

Введение процедуры наблюдения не является основанием для отстранения действующего руководства организации. Назначаемый для ведения процедуры наблюдения временный управляющий не является руководителем организации и не подменяет его функции.

Вместе с тем, в соответствии с абзацем 2 пункта 1 статьи 67 Закона о банкротстве временный управляющий обязан, в том числе принимать меры по обеспечению сохранности имущества организации-должника.

Таким образом, одной из цели процедуры наблюдения является проведение анализа финансового состояния должника, составление реестра требований кредиторов и проведение первого собрания кредиторов.

Исполнение третьим лицом отдельных обязательств должника в рамках введения первой процедуры банкротства является преждевременным, поскольку может повлечь нарушение очередности и пропорциональности удовлетворения требований кредиторов, преимущественное удовлетворение требований одного кредитора перед другими кредиторами и противоречит специальному установленному Законом о банкротстве порядку.
 дело N А61-4589/2020

5. Расторжение брака не является сделкой по смыслу статьи 153 ГК РФ, а потому не может быть оспорена в рамках дела о банкротстве.

Финансовый управляющий обратилась в арбитражный суд с  заявлением об оспаривании по ст. 61.1, 61.2. Закона о банкротстве расторжения брака супругов, поскольку считает, что право на расторжение брака супруги использовали не по назначению, преследуя цель нанесение ущерба кредиторам. Злоупотребление со стороны супругов состоит в реализации правомочия собственника по распоряжению общим с должником имуществом (статья 209 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также злоупотребление свободой договора (статья 421 Гражданского кодекса Российской Федерации), которое привело к лишению прав кредиторов в деле о банкротстве должника на получение удовлетворения своих требований путем обращения взыскания на совместно нажитое имущество супругов и доходов от его реализации вне брака.

При этом заключение сделки в отношении заинтересованного лица свидетельствует о направленности на смену гражданского состояния титульного собственника, влекущего за собой невозможность обращения взыскания по требованиям кредиторов на такое имущество.

Финансовый управляющий считает, что это является злоупотреблением супругами правом на расторжение брака в нарушение положений абз. 2 части 1 ч. 7 СК РФ.

Финансовый управляющий подчеркивает, что просит признать ничтожной сделку, заключающуюся в достижении договоренности между супругами об изменении гражданского состояния супругов, а не сам развод; применить последствия к указанной договоренности между супругами, но не к разводу.

Изложенная позиция основана на неправильном применении норм права.

Законодатель в пункте 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве создает специальное правило относительно общего имущества супругов, как одного из видов общей собственности. Имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, применяемым к конкурсным кредиторам. При этом, в конкурсную массу включается часть средств от реализации общего имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле гражданина в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу).

Оспариванию в рамках дела о банкротстве гражданина подлежат также сделки, совершенные супругом должника-гражданина в отношении имущества супругов, по основаниям, предусмотренным семейным законодательством (пункт 4 статьи 213.32 Закона о банкротстве).

Пункт 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве (в редакции Федерального закона от 29.06.2015 N 154-ФЗ) применяется к совершенным с 01.10.2015 сделкам граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями. Сделки указанных граждан, совершенные до 01.10.2015 с целью причинить вред кредиторам, могут быть признаны недействительными на основании статьи 10 ГК РФ по требованию финансового управляющего или конкурсного кредитора (уполномоченного органа) в порядке, предусмотренном пунктами 3 - 5 статьи 213.32 Закона о банкротстве.

В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника.

Согласно пункту 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Постановление Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63) в силу пункта 3 статьи 61.1 Закона о банкротстве под сделками, которые могут оспариваться по правилам главы III.1 этого Закона, понимаются в том числе действия, направленные на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Российской Федерации, процессуальным законодательством Российской Федерации и другими отраслями законодательства Российской Федерации, а также действия, совершенные во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

Для признания сделки недействительной по основаниям, предусмотренным статьей 10 ГК РФ в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) необходимо установить, что такая сделка направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов и должника, при этом пороки сделки, совершенной со злоупотреблением правом, не охватываются составом недействительности сделки по пункту 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Следовательно, для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в материалы дела должны быть представлены доказательства того, что совершая оспариваемую сделку, ее стороны намеревались реализовать какой-либо противоправный интерес.

Проанализировав основания заявленных требований в совокупности с представленными документами и пояснениями сторон по сделке, суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствия оснований для удовлетворения заявленных требований.

В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна. Данная норма подлежит применению в том случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать ее исполнения.

Для признания сделки недействительной на основании указанной нормы необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Таким образом, доказыванию подлежат обстоятельства того, что при совершении спорной сделки стороны не намеревались ее исполнять; оспариваемая сделка действительно не была исполнена, не породила правовых последствий для третьих лиц.

Согласно пункту 86 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 23.06.2015 "О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним. Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

Норма пункта 1 статьи 170 ГК РФ, согласно которой сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (мнимая сделка), ничтожна, направлена на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота.

Фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у ее сторон нет цели достижения заявленных результатов. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей. Реальной целью мнимой сделки может быть, например, искусственное создание задолженности стороны сделки перед другой стороной для последующего инициирования процедуры банкротства и участия в распределении имущества должника либо для создания искусственных оснований для получения и удержания денежных средств или имущества должника.

В то же время для этой категории ничтожных сделок определения точной цели не требуется. Установление факта того, что стороны на самом деле не имели намерения на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей, обычно порождаемых такой сделкой, является достаточным для квалификации сделки как ничтожной.

Сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих ее сторон. Совершая сделку лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся. Поэтому факт расхождения волеизъявления с волей устанавливается судом путем анализа фактических обстоятельств, подтверждающих реальность намерений сторон. Обстоятельства устанавливаются на основе оценки совокупности согласующихся между собой доказательств. Доказательства, обосновывающие требования и возражения, представляются в суд лицами, участвующими в деле, и суд не вправе уклониться от их оценки (статьи 65, 168, 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Указанные нормы гражданского законодательства не подлежат применению при решении спора.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) семейное законодательство устанавливает порядок осуществления и защиты семейных прав, условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, определяет порядок выявления детей, оставшихся без попечения родителей, формы и порядок их устройства в семью, а также их временного устройства, в том числе в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Условия и порядок признания брака недействительным перечислены в статье 27 СК РФ.

В соответствии с пунктом 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.11.1998 N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака" перечень оснований для признания брака недействительным, содержащийся в пункте 1 статьи 27 СК РФ, является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. К таким основаниям относятся: нарушение установленных законом условий заключения брака (ст. 12, 13 СК РФ); наличие при заключении брака обстоятельств, препятствующих его заключению (ст. 14 СК РФ); сокрытие одним из лиц, вступающих в брак, от другого лица наличия у него венерической болезни или ВИЧ - инфекции (п. 3 ст. 15 СК РФ); фиктивность брака (пункт 1 статьи 27 СК РФ).

Учитывая это, нарушение установленных законом требований к порядку заключения брака (например, регистрация брака до истечения месячного срока со дня подачи заявления в орган записи актов гражданского состояния, если этот срок не был сокращен в порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 11 СК РФ) не может явиться основанием для признания брака недействительным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 27 СК РФ фиктивный брак признается в случае если супруги или один из них зарегистрировали брак без намерения создать семью.

Исходя из системного толкования норм права, содержащихся в статье 2 СК РФ и статье 153 ГК РФ, действия по поводу заключения и расторжения брака не являются гражданской сделкой и не направлены на возникновение гражданских правоотношений. Оценка фиктивности брака не входит в полномочия арбитражного суда.

При этом  семейное законодательство не содержит норм, предусматривающих возможность признания расторжения брака недействительным.

Брак расторгнут на основании решения районного суда. Режим совместной собственности с момента расторжения брака прекращается.

В силу части 2 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и частью 2 статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов, федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, в том числе для судов, рассматривающих дела о банкротстве.

В соответствии со статьей 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Анализ статьи 153 ГК РФ свидетельствует о том, что под сделками понимаются действия граждан, направленные на возникновение последствий в виде гражданских прав и обязанностей.

Расторжение брака не является сделкой по смыслу статьи 153 ГК РФ, поскольку направлено на прекращение семенных отношений между супругами (прекращение ведения совместного хозяйства, совместного проживания и пр.).

Помимо материальных, следует учесть и процессуальные нормы права.

 Споры вещно-правового характера подлежат рассмотрению в установленном законом порядке с соблюдением правил о подведомственности (компетенции судов), в т.ч. о признании имущества совместным, приобретенным супругами в браке, о выделении доли в общем совместном имуществе супругов, признании долгов совместными и т.п.

В любом случае восстановление имущественных прав и обязательств супругов в качестве последствия признания ничтожным актовой записи о расторжении брака супругов, законодательством не предусмотрено.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 27.07.2020 N Ф09-7304/18 по делу N А60-46823/2016.


дело N А61-1522/2020

6. Очередность удовлетворения требования кредитора не может быть понижена лишь на том основании, что он относится к числу аффилированных с должником лиц, в том числе его контролирующих.

6.1 Поскольку кредитор находится в процедуре конкурсного производства, субординирование требований будет означать возложение негативных последствий на его конкурсных кредиторов, не имеющих противоправного умысла на причинение вреда кредиторам и справедливо рассчитывающих на удовлетворение своих требований.

Суд первой инстанции, установив, что на момент выдачи займа за Должником уже числилась задолженность в размере 7 875 625 руб., посчитал поведение Кредитора, выразившееся в предоставлении финансирования без какого-либо способа обеспечения исполнения и при наличии долга, не соответствующим поведению независимого участника гражданского оборота.

Данные обстоятельства, по мнению суда первой инстанции, свидетельствовали об аффилированности участников усматриваемых правоотношений.

На основании изложенного, суд первой инстанции пришел к выводу, что материалами дела подтвержден факт наличия обязательств должника перед заявителем и поскольку заявитель и должник являются аффилированными лицами, соответственно требования заявителя подлежат удовлетворению после погашения требований, указанных в п. 4 ст. 142 Закона о банкротстве, но приоритетно по отношению к требованиям лиц, получающих имущество должника по правилам п. 1 ст. 148 Закона о банкротстве и п. 8 ст. 63 ГК РФ (очередность, предшествующая распределению ликвидационной квоты).

Между тем, судом первой инстанции не учтено следующее.

В судебной практике выработан подход, согласно которому очередность удовлетворения требования кредитора не может быть понижена лишь на том основании, что он относится к числу аффилированных с должником лиц, в том числе его контролирующих.

Вместе с тем, при определенных обстоятельствах требование такого лица подлежит удовлетворению после требований других кредиторов, если оно основано на договоре, финансирование по которому предоставлено должнику в ситуации имущественного кризиса. Основания для квалификации положения должника как находящегося в имущественном кризисе сформулированы в Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020 (далее - Обзор).

Так, в частности, при наличии любого из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве, считается, что должник находится в трудном экономическом положении (имущественном кризисе) и ему надлежит обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве. Сокрытие названной информации и попытка преодолеть кризис посредством внутреннего публично нераскрываемого компенсационного финансирования ведет к тому, что контролирующее лицо берет соответствующий риск непреодоления кризиса на себя и не вправе перекладывать его на других кредиторов, что обеспечивается понижением очередности удовлетворения такого требования. При этом под компенсационным финансированием понимается, в том числе непринятие мер к истребованию задолженности по наступлении срока исполнения обязательства (пункты 3.1 и 3.2 Обзора).

В соответствии с  Договором Займа  срок возврата займа в размере - 31.12.2019.

По условиям договора проценты в размере 4% годовых, подлежат уплате единым платежом за весь период пользования денежными средствами в день окончательного возврата суммы займа, начиная со дня, следующего за днем предоставления суммы займа.

Кредитор  прекратил участие в уставном капитале Должника в 2013 г., более чем за 4 года до заключения сделки. Наличие юридической заинтересованности в 2009 не может свидетельствовать о противоправном поведении лиц гражданского оборота на момент выдачи займа.

Доказательств того что кредитор сохранил контроль над деятельностью должника после прекращения участия в уставном капитале должника, в материалах дела отсутствует.

Кроме того, наличие у должника на момент совершения сделки признаков недостаточности имущества не подтвержден материалами дела, равным образом, не подтвержден признак неплатежеспособности. Наличие же задолженности перед отдельными кредиторами о неплатежеспособности не свидетельствует.

Само по себе выдача займа, в условиях числящейся за Должником задолженности по разовой сделке не свидетельствует о наличии связи между Должником и Заявителем, наличии признаков неплатежеспособности и/или недостаточности имущества Должника.

Обстоятельства, указанные в п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, свидетельствующие, что на момент выдачи займа Должник находился в трудном экономическом положении, материалами дела не подтверждены. В материалах обособленного спора отсутствуют доказательства свидетельствующие, что действия Заявителя негативно сказались на финансово-хозяйственной деятельности Должника, привели к его неплатежеспособности (в частности, не представлены доказательства, что Заявитель навязывал органам управления должника заведомо невыгодные управленческие решения, блокировал принятия явно выгодных решений и т.д.).

В соответствии с п. 2 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований, контролирующих должника и афиллированных с ним лиц от 29.01.2020, сама по себе выдача контролирующим лицом денежных средств подконтрольному обществу посредством заключения с ним договора займа не свидетельствует о том, что обязательство по возврату полученной суммы вытекает из участия в уставном капитале (абз.8 ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)". Действующее законодательство о банкротстве не содержит положений о безусловном понижении очередности удовлетворения некорпоративных требований кредиторов, относящихся к числу подконтрольных должника лиц. Из фундаментального принципа автономии воли и свободы экономической деятельности участников гражданского оборота (ст. 1 ГК РФ) следует право каждого определять правовую форму инвестирования, в частности посредством внесения взносов в уставный капитал подконтрольной организации или выдачи ей займов. Если внутреннее финансирование с использованием контракции договора займа осуществляется добросовестно, не направлено на уклонение от обязанности по подаче в суд заявления о банкротстве и не нарушает права и законные интересы иных лиц - других кредиторов должника, не имеется оснований для понижения очередности удовлетворения требования, основанного на таком финансировании.

На основании изложенного указанные договоры нельзя квалифицировать как компенсационное финансирование должника.

Аналогичных подход изложен в определение Верховного Суда Российской Федерации от 19.10.2020 N 307-ЭС1671.

Кроме того кредитор  в настоящее время, как и должник  находится в процедуре конкурсного производства. Целью включения в реестр требований кредиторов должника является взыскание действительной дебиторской задолженности и удовлетворение требований кредиторов заявителя. Действительность договора займа (предоставление денежных средств и отсутствие их возврата), а также исполнение договора поставки подтверждены.

Вместе с тем, поскольку кредитор находится в процедуре конкурсного производства, субординирование требований будет означать возложение негативных последствий на его конкурсных кредиторов, не имеющих противоправного умысла на причинение вреда кредиторам и справедливо рассчитывающих на удовлетворение своих требований.

В данном случае кредитор, включающийся в реестр, находится в процедуре банкротства и применение данных положений будет означать возложение негативных последствий на конкурсных кредиторов заявителя, не имеющих противоправного умысла на причинение вреда кредиторам и справедливо рассчитывающих на удовлетворение своих требований. В данном конкретном случае понижение очередности не приведет к достижению целей, предусмотренных законодателем.

Аналогичный правовой подход изложен в определении Верховного Суда Российской Федерации от 20.07.2020 N 305-ЭС19-15240 (2) по делу N А40-174896/2017.

(Постановление 16ААС от 16 марта 2021 г.

 по делу N А61-5754/2019 )

 

11 мая 2022г.

 

Судья                                                                        З.К.Сидакова

                                                                      

 

 

Сервис временно не доступен